среда, 31 октября 2012 г.

ГОРЕНОВО - Историческая справка (кратко)


Гореново - родовое гнездо смоленской ветви Тютчевых. Село расположено в 10-ти верстах юго-западнее города Рославля, в верховьях речки Серебрянки - левого притока реки Ипути, на старинном Мглинском тракте (большаке).

К концу 70-х годов Николай Андреевич Тютчев сумел значительно расширить свои владения за счет разорившихся соседей-помещиков. К 1790-м годам он имел уже более десятка деревень, в которых насчитывалось почти две тысячи крепостных. В 1768 году была построена новая деревянная церковь во имя «Живоначальныя Троицы». Поэтому село и носило два имени: Гореново и Троицкое. В 1786 году вместо деревянной была заложена большая каменная церковь.

У Николая Андреевича в усадьбе родились и получили первоначальное обучение 7 его детей: трое сыновей и четверо дочерей.
Усадьбу Гореново унаследовал средний сын, Николай Николаевич Тютчев (1766-1835).Высокообразованный, умный и добрый владелец усадьбы Гореново пользовался уважением среди рославльского дворянства и избирался его предводителем. Он содержал при усадьбе ланкастерскую школу для крестьянских детей. Женился Н.Н. Тютчев в 1803 году на дочери рославльского помещика - Екатерине Васильевне Воронец. Они вырастили четырех сыновей и дочь.В 1809 году был освящен новый каменный храм во имя Живоначальной Троицы. Он строился 23 года!
На втором этаже в 1816 году его женой, Екатериной Алексеевной, был устроен теплый придел во имя Тихвинской иконы Божьей Матери. С севера и юга здание украшали 4-колонные портики. Трехъярусная колокольня имела шпилевидное завершение. Были росписи стен и купола и чугунные полы с красивым узором. Чтобы завершить строительство, нужны были большие средства, и он заложил свое имение в Московском опекунском совете. В 1822 году Николай Николаевич был объявлен несостоятельным, опекунский совет продал его имение военному ведомству и семейство Тютчевых навсегда покинуло этот край. Позже в усадьбе находился детский приют ведомства Императрицы Марии Федоровны.

В начале XX века в Горенове насчитывалось до 200 домов. В состав прихода входило 10 деревень: само Гореново, Творожково, Кисловка, Будище, Слободище, Хрипилево, Тупичино, Палом, Атроловка и Новоселки. В селе была церковно-приходская школа с 80-ю учащимися, при школе библиотека и детский хор. Почти в каждой деревне прихода была школа грамоты. Всего в этих школах насчитывалось более 200 человек учащихся.
Церковно-приходское попечительство играло видную роль: материальная помощь в ремонте церкви, ссуды бедным прихожанам хлеба, а бедным и сиротам духовного звания денежные пособия.


среда, 19 сентября 2012 г.

Р008 - расшифровки видео 2008


(00.01)У: Моя бабушка говорила, что... она и называла ее как-то, я не помню, отдала... когда замуж выходила, ее мама отдала. А когда здесь она жила, то матери отдала. Вот две иконы, одну вот Шлепонов украл, другая... очень старинные, очень, очень.
(00.20)ДМ: Это иконы из церкви?
(00.23)У: Не, не может быть из церкви.
(00.25)ДМ: Да, а были вообще  иконы которые взяли из церкви и потом сохранили в селе.
(00.30)У: Ну это, может быть, есть у кого. Вы знаете, у меня, вот у меня сейчас вот здесь в деревне икона... как сказать, она как в коробочке и закрывалась даже на крючочек на такой. Это сейчас такие не делают. Это очень давнишняя.
(00.52)ДМ: Понятно. Ну хорошо, а что помните в рассказах о тех, кто разрушал конкретно этот храм. Кто эти люди были, местные, не местные. Кто-то участвовал в этом деле.
(01.02)София, У (хором): Этого я не знаю.
(01.06)ДМ: То есть и родители не рассказывали ничего?
(01.10)У: Может быть, и рассказывали, мы не обращали внимания.
(01.14)ДМ: Ну, вы знаете, я рассказов уже немало слышал о том, как это было. Поэтому были разные реакции. Кто-то выходил на коленях стоял, кто-то молился, кто-то мешал. Как ваши-то реагировали? Вот когда церковь разваливали, как люди...
(01.25)У: Мы никак не реагировали в то время, мы ничего не понимали.
(01.30)ДМ: Понятно. А родители-то что-то говорили? Верующими они были, не были? Как они относились...
(01.34)У: Ну, Богу они молились, но
(01.35)София: Верующими были родители, вот я как помню, ходили в город в Наюгору пешком. Как праздник какой, все ходили туда. И на Пасху, и на Рождество. Пешком ходили, это я помню. Я сама ходила с бабою. Я ходила с бабою сама в церкву. А чего тут было уж, а в церковь ходили, обращалися.
(01.38)НМ: В церковь ходили.
(01.50)У: Но с нами они как-то не делились особенно.
(01.58)НМ: На Пасху (неразб) ходили, пасху святить... Я и то ходила в Наюгору пасху святить и яички.
(02.00)София: На Крещение ходили, за водою за святою.
(02.11)У: Я говорю, хочу сказать, что действительно надо в музей вот рославльский обратиться, там наверняка источники какие-то есть. Раз плита лежит, значит собирали вот это все, необходимые материалы. Если книжечка вышла. Она маленьким тиражом вышла эта книжка...
(02.34)ДМ: Эта книжка... нету сведений о том, как эта церковь исчезла, понимаете, и нет сведений о том, где она находилась.
(02.40)София: Должно быть.
(02.41)У: Не может быть. В архивах где-то должно быть.
(02.45)ДМ: Уже обращался и в смоленский, и в рославльский – нет этих сведений.
(02.49)У: Нет, а в Рославле есть архив?
(02.52)ДМ: В том архиве нет этого. Я обращался.
(02.56)У: В Рославле нет архива?
(02.57)ДМ: Вот на эту тему там данных нет. Я поэтому вас спрашиваю, что остаются только ваши свидетельства, как единственных очевидцев, что там на самом деле было. В каком году это было? В 55-ом, 59-ом?
(03.10)У: Ну вот я говорю, вот я вчера смотрела, фотография была сделана в 1899 году церкви. Построена она была в тысячу семьсот каких-то девяностых годах, там написано на фотографии. Сделана фотография из этой книжечки вот православной церковью города Рославля и Рославльского уезда. И освящена она была в 1809 году. Вот до двадцать вось... до двадцать седьмого года, видимо, она работала. Правильно? Потому что Катю крестили. Получается, работала.
(03.50)София: Крестили, как она работала, может, уже много не работала. Но знаю, это матка говорила, что  Катю успели перекрестить, а меня уже нет, не успели. Уже не работала совсем церковь. Она уже и тогда не все там работала как-то...
(04.07)ДМ: Она была какого цвета, белого, да?
(04.10)НИ: Розового была, я в книге читала.
(04.13)ДМ: Как они помнят. Надо ж, что они помнят по этому поводу. Вы помните цвет церкви, какой он был?
(04.20)У: Вы знаете, она бело-розовая была. мы помним уже разрушенную, поэтому там вот определить этот цвет...
(04.27)ДМ: Вы ж говорите, стены стояли.
(04.28)НМ: Как-то вот внутрь, было, зайдешь, вот, вроде снаружи она как бело-нажелто она была. А внутрь как зайдешь, так вот розоватая она такая была, внутри. И вот я говорю на рисунких это были на потолках. Мы все кричали...
(04.43)У: Эхо, эхо кричали, да.
(04.46)ДМ: А что нарисовано было там, помните?
(04.47)НМ: Ангелы нарисованы были.
(04.50)ДМ: Ангелы. А какие-то еще фрески там на стенах были?
(04.55)НМ: Были, да, были все рисунки какие-то и вот розового цвета она внутри была. а с улицы она была как-то бело-нажелто была она.
(05.05)ДМ: Бело-нажелто. Там была штукатурка? То есть у внеш...
(05.10)У: Ну это трудно сказать, наверное, была штукатурка.
(05.12)София: Была она общекатурена. Не было, чтоб кирпичи там... не было.
(05.14)У: Кирпичи не видны были.
(05.16)НМ и Х: Да, гладкая, гладкая.
(05.19)ДМ: А какие-то колонны там были на ней...
(05.22)София: Это мы уже не помним.
(05.24)У: Колонны на фотографии есть.
(05.27)ДМ: На фотографии есть, а у вас-то в памяти есть они?
(05.28)У: Нет, этого при нас уже не было. Вот даже при Соне не было этих колонн. Не были.
(05.38)ДМ: Понятно. А решетки были на окнах церковных?
(05.41)НМ: А решетки тоже не помню.
(05.43)У: Они, решетки были. Решетки были, но, когда я помню, там где-то одна, две, может быть, висели просто. Они на таких толстых этих... прутьях висели. Но это одна, две, может быть и все. это все было... валялось.
(06.01)НМ: Вот только помню, вот в эту высокую как заходили мы...
(06.05)У: Там цепь еще висела.
(06.06)НМ: Да, это я и хотела сказать, и от потолка цепь висела. Вот это я тоже помню.
(06.10)У: Люстра, видимо была.
(06.10)ДМ: Люстра была, да? паникадило?
(06.12)НМ: Да, или что-то такое. Вот от потолка цепь висела, где большой этот... купол был. Не маленький, а вот большой.
(06.19)У: Да, да, большой. Круглое где вот это было, там висела цепь.
(06.23)НМ: Вот это вот я помню, когда мы детями были, заходили, вот эта цепка висела.
(06.28)София: Еще тогда она не вся разрушена была. разваливали ее постепенно. А когда уже всю ее разрушили, вот кто, когда, как это? Или когда немцы отходили, после немцев уже разрушено было.
(06.41)ДМ: После немцев?
(06.42)София: Да.
(06.43)У: После немцев точно разрушена была. Это уж точно, мы же после немцев ходили.
(06.48)НМ: Ну вот, Коля Сидорин говорил, что разрушал последюю это шпагатку разрушали, подарвывали (неразб).
(06.58)У: Мне Надя говорила, кто сказал, говорит, Гага, потом...
(07.03)София: Какой он Гага разрушатель был? Ну какие-нибудь ребятишки были.
(07.06)У: Нет, это уже вот, когда шпагатка
(07.07НИ: ...шпагатку разрушали вот там помогали.
(07.10)У: И Колька Хныч.
(07.12)НМ: И Колька Хныч и этот... Митька, Дуньки Колядиной на бульдозере работал. Бульдозером сдвигал.
(07.20)У: Это я не помню. Это мне Надя сказала. Мол, они умерли не своей смертью.
(07.25)НМ: Когда разрушили, то Митька раз... сдвигал это.
(07.30)У: Ну это я не знаю.
(07.30)София: Ему наряд давали, он ехал и разрушал.
(07.32)НМ: Как погрузчик, а погрузчик вози, увози.
(07.35)У: Но это они уже работали, как в колхозе работали. Тут уже... их заставляли, они делали. А потом была и необходимость в этих кирпичах, потому что негде было взять, кирпичей-то не было нигде. Деревни не было. Одни трубы...
(07.52)НМ: Так я вон вижу вон у Кунка по-моему кирпич этот там...
(08.00)У: Вот это я не знаю.
(08.02)НМ: У меня, например, не было, так что у нас не было.
(08.07)У: У нас дом стоял уже под крышей. Во время войны под крышей.
(08.12)НМ: Ну это ж ваша хата до войны еще (неразб).
(08.18)У: Эта хатка наша была маленькая. Низкая такая. Дом сруб стоял под крышей уже (неразб).
(08.26)НМ: Я помню, Мишка Скрябов ходил, колупал (неразб).
(08.30)У: Ну это уже после. Это уже когда было все разрушено, когда все валялось везде и всюду.
(08.38)ДМ: А дом Тютчева был напротив церкви, да? Усадьба Тютчева. Ну вот, синий дом.
(08.44)НМ: Да, да, по ту сторону туда.
(08.47)ДМ: Там тоже было кирпичное здание, да, какое-то?
(08.49)София: Ну говорили так, но его не помним. Говорили, что стояло кирпичное здание, большое.
(08.54)ДМ: То есть вы не помните, какие были там кирпичи...
(08.56)София: Этого не помню, не знаем, когда разрушилось это здание, этого мы...даже я не ничего не знаю. только по рассказам, что был вот тут дом вот такой.
(09.05)ДМ: И не видели...
(09.06)У: Вы знаете, на фотографии там есть большой дом.
(09.10)ДМ: Понятно.
(09.11)У: А из чего он сделан там, что, чего. Может быть, в книжке там что-то написано. Но эта книжка в Рославле. Вот когда Надя пойдет в Рославль. Она говорит: у меня здесь нету.
(09.21)ДМ: Понятно.
(09.22)У: Прочитать вот.
(09.24)ДМ: Понятно. Хорошо. Значит, вот в школу...
(09.27)У:  Но вы знаете, она так сказала: если вы обращались к Иванову, у Иванова должна быть эта книга.
(09.36)ДМ: Да я обращался к Иванову уже и в Рославльский музей. понятно. Значит, окончательно она исчезла вот когда? В шестидесятом году ее уже не было совсем? Было разровненное пространство, да? то есть в каком году уже все...
(09.52)У: Нет, это мы годы эти...
(09.54)НМ: Да еще (неразб) в шестидесятые годы не было...(неразб)
(10.05)У: Не знаю, я уже в 65-ом году уехала, и больше уже ничего не знаю.
(10.09)НМ: В шестидесятом ее уже не было, она развалена уже была.
(10.13)ДМ: А вы так место алтаря примерно помните церковного? Вообще в алтаре были, как-то заходили, нет?
(10.19)У: Я не знала, что это такое, чего там. Я помню, церковь стояла, мы там бегали...
(10.22)НМ: Откуда мы понимали?
(10.24)У: Мы не понимали. Нас никто не просвещал в этом плане, так что ничем не можем помочь в этом направлении.
(10.32)ДМ: Понятно. Ну хотя бы вот если смотреть прямо на крест с дороги... Вообще, церковь была перпендикулярна дороге? Вот здание церковное, как строилось? Колокольня, переход, большой зал, да? где был купол и висело паникадило...
(10.46)У: Ну я, я этого не помню, не знаю.
(10.49)ДМ: Ну как, не помню? Как входили в церковь, не помните?
(10.51)У: Ну мы ходили, когда вот этот купол был большой, а всего остального, я не помню.
(10.55)НМ: Отсюда вот с этой стороны. Не с того входу мы заходили, а вот как школа наша как стояла, туда... разрушены стены были, выемки.
(11.03)У: Вот, как школа и прямо туда бегали.
(11.07)ДМ: А сколько входов было в церковь? Сколько входов: один, два, три, сколько?
(11.11)НМ: А мы откуда знаем? Мы не помним...
(10.16)София: Двери входные были сюды, во как к нам на дорогу. А  дорога была близко, вот это я помню. Что вот дорога едет конная, тогда ж конная дорога только была, а прямо вход к церкви... ну небольшое расстояние было. И вход в церковь был, еще когда не было дюже разрушено.
(11.35):Ну, вспомни, баба водила тебя за ручку. Вспомни.
(11.38)София: Ну вспомни (неразб)
(11.40): Ну все равно ж ты ж помнишь вот это детское, как ты зашла, что ты там увидала?
(11.45)София: Ну вот как заходишь сразу, пройдешь, там как в какое-то узкое место было. Место прямо узкое было. Оттуда  зайдешь, уже там высокое, и куды-то дальше там были, заходили вверх. А что называлось там?
(11.59): А колонны, а колонны не помнишь, какие там были?
(12.00)София: Ничего не помню.
(12.03)ДМ: А крылечко было? Ступеньки были вверх или прямо...?
(12.06)София: Нет, вот как вот заходили, как-то крылечко было так небольшое оно, и вроде два ступеньчика только было.
(12.12)ДМ: Невысокое.
(12.13)София: Я не помню, чтоб было. Низкое было крыльцо. Низкое было. И сверху на крыльце не было ничего, навесу никакого. Может, там дальше. Заходили, там проход какой-то узкий был. А в церковь зайдешь, так место было просторное и... не могу я объяснить это.
(12.32): Не осталось ничего.
(12.33)София: Не осталось ничего. Я еще небольшая была с бабой ходила.
(12.39)ДМ: А в колокольне столько было высоты и в церкви в этой сколько было?
(12.43)У: Не знаю. Вот посмотрите по фотографии, можно определить, а так я не... нам было всего ничего. Метры, мы там и не понимали, что это такое.
(12.53)София: (неразб) Дашка или (неразб) рассказывала. Съезжались аж как праздник сюды наш, приход был тута в этой церкви нашей, и съезжались все деревни в округе, и Творожково, и Тупичино – все, сколько деревень в округе, съезжались. И как дорога эта узкая, это рассказывали так (неразб), и по дороге по этой не давали становиться продавать, что продавали... были  разные это... были такие палаточки и продавали вкусное все. Нам, говорит, дадут, мы ж еще ж маленькие были, Дашка и Гунька. Дадут нам, говорит, по 5 копеек, и мы придем, вот так с одной стороны идут рядом все стоят мещанки это продают вкусное. А в каком это году было тоже не могу сказать. так они тогда рассказывали, как они ходили.
(13.40)ДМ: То есть были такие ярмарки, да, вдоль дороги?
(13.42)София: Да. На дороге, как съезжаются с каждой деревни, кто там продавать привозили, какие мещанки назывались продавали, откуда я знаю.
(13.50): Потому что праздник наверное, все сходились в эту церковь?
(13.53)София: Все в церковь в праздник собирались...
(13.54): ...со всех деревушек, а у вас тут центр был?
(13.57)София: Да. а тут уже как приход был всей округи.
(14.01)ДМ: А часовни были около церкви?
(14.03)София: Но я не была тогда там, в то время не ходила туда.
(14.06)ДМ: Но при вас уже не было никаких часовен, ничего?
(14.08)София: Я уже была тогда там почти все разрушено было. Баба водила меня.
(14.12)У: Короче говоря, в 27-ом году она уже не работала.
(14.15)София: Она уже не работала, там еще все на месте стояло там. ее только закрывали. Никаких уже там служб уже не было.
(14.23)ДМ: Вот часто бывает так, что закрывают церковь, и люди разносят имущество там церковное по хатам...
(14.30)(Хором): Откуда мы знает, куда делось? Или кто куда дел, не знаем.
(14.32)ДМ: То есть никто не брал ничего?
(14.35)У: Бабушки б может наши и могли сказать, что-то такое, а так...
(14.40)ДМ: То есть все куда-то увезли, вывезли целиком, да, из села...
(14.43)У: Вот единственное что мне про колокол бабушка сказала, что он в (неразб). Больше я ничего не знаю. Может быть, она мне что-то говорила, я не помню уже.
(14.52)София: ... я знаю, что я маленькая была. там не было и службы какие-то, ходили старухи. Как праздник, ходили к церкви этой. Ходили туда.

(16.27)НМ: Гореленкова Наталья Макаровна, 38-го года, родом с деревни Новоселки.
(16.36)ДМ: И сейчас Козлова, да?
(16.39)НМ: Сейчас Козлова. По мужу Козлова.
(16.44)ДМ: И постоянно в деревне Гореново.
(16.46)НМ: Постоянно в деревне Гореново живу.
(16.47)ДМ: Вот, значит, мол, сразу, чтобы нам на Луку переключиться, про священника воспоминания, про то, что у нас священники были недостойные.
(17.00)НМ: Ну что я расскажу, как я сказала, мама моя не верила в церковь, потому что ее обидел когда-то священник, когда она молодая была. поэтому она не ходила в церковь и нас не приучала к этому.
(17.15)ДМ: Но это был не единичный  случай, были еще другие случаи?
(17.20)НМ: Ну я не знаю, были они единичные или не были, я только знаю про мать свою, что она мне рассказывала, и все. а больше я ничего про никого не знаю даже.
(17.28)ДМ: А папа как относился к церкви?
(17.31)НМ: А папа, я даже не знаю. Я его вообще не знаю. И не видала, и не знаю, и фотокарточки у нас его нет. Только знаю, что у отца было 4, их было 4 брата и одна сестра – и все, только знаю. И семью их не знаю. Больше ничего не знаю про это.
(17.50)ДМ: Понятно. Ну и вот тогда про Луку, как он...?
(17.56)НМ: Ну а Лука, Лука что ж, жил в Гореново, потом переселили в Новоселки их. И мать моя жила в Новоселках, и я там родилась. Например, вот наша хата, через 2 двора было это... был брат Митрофан, и там Лука наверное жил, наверное так и отец Федот наверное там же жил.
(18.17)ДМ: То есть Лука Гордеев он был вам...?
(18.20)НМ: Дядей.
(18.20)ДМ: Дядей.
(18.21)НМ: Да, родным дядей, мамкин брат.
(18.24)ДМ: Брат мамы. Маму звали ...?
(18.26)НМ: Пелагея.
(18.27)ДМ: Пелагея.
(18.29)НМ: Его Лука Федотьевич, а мать моя Пелагея Федотьевна.
(18.33)ДМ: И скажите историю, как его... вся эта история.
(18.36)НМ: Ну вот, когда он пришел с армии, его задумали отец женить. Он хотел брать эту... маткину Феньку. А дед был против (неразб) Марюшки. А Марюшкин отец был против того Андрея Демина, чтоб она не выходила, отдал за Луку ее, за Лучку за нашего.
(18.58)ДМ: Марюшка – это Мария...
(19.00)НМ: Да, ваша бабушка.
(19.01)ДМ: Белокурова.
(19.02)НМ: Да, ваша бабушка. Ну пожили, я не знаю, сколько они жили, чи год, чи два, но потом она ушла опять к Андрею. Потому что она его любила. Ну а дядька мой ходил, хотел, чтоб она вернулась домой. И вот его и убил этот Андрей.
(19.21)ДМ: То есть после неудачной попытки вернуть жену...
(19.28)НМ: Да, да, он его убил.
(19.30)ДМ: Его убил.
(19.31)НМ: Ему давали год тюрьмы. Тогда ж...
(19.36)ДМ: Вы вспоминали, что Лука был очень сильный человек.
(19.38)НМ: Да, Лука очень был сильный человек. Как моя матка, мамка мне говорила, что он вот  сейчас вот в теперешнее время вот штангу б подымал. Вот такой он был сильный человек. Он... я не знаю, его убили (неразб), потому что он ходил и не боялся никого. Потому что он был очень сильный. А вот его просто (неразб) ломом в висок убили. И то он три дня жил, только что язык отсекся, и он умер. (неразб). Его умертвила больница, врачи умертвили.
(20.09)ДМ: То есть врачи решили, что он не сможет жить
(20.11)НМ: Да. и будет сильно долго мучиться, потому что он был сильный человек.
(20.21)ДМ: И как после этого сложилась жизнь вот у героев рассказа?
(20.25)НМ: Ну, вот это почему бабушка ваша почему за Андрея потом не вышла замуж, этого я не знаю. Или опять же ж отец не позволил, я не знаю, но Андрей в тюрьме год. А потом когда, мать говорила, пришел из тюрьмы, то женился на какой-то псковской.
(20.42)ДМ: А его, вот Луки первая любовь?
(20.47)НМ: Я его, Андрея, не знаю, а брата его, Ваську Демина я знаю. Он жил вот там вот на горке. А брата знаю Демина. А Андрея Демина я не знаю.
(20.58)ДМ: И вот относительно захоронения Луки Гордеева, вот, кто вам, когда показал?
(21.04)НМ: Это мне мать показала.
(21.07)ДМ: Его похоронили вот так, если описывать...
(21.10)НМ: Вот я почему только не спросила, почему там его не захоронили, потому что там же ж и отец, и мать, и брат тамочко, все ж там на том кладбище. А почему его здесь одного захоронили, я того даже не дошло у меня в голову спросить. Я знаю, что она все ходила, побудет там, потом идет сюда. Я у нее спросила: мама, чего ты туда ходишь? Она: а тут брат, Лучка, лежит. Потом мы с нею ходили, она показала эту могилку. Мы ее приглядаем, могилку. Обкапываем, когда провалится, цветы посадила, обкашиваю хожу, крестик крашу, когда уже совсем никуда годен становится.
(21.50)ДМ: Это около церкви бывшей?
(21.52)НМ: Да, это около бывшей церкви.
(21.54)ДМ: То есть его похоронили, когда церковь еще стояла?
(21.57)НМ: Стояла.
(21.59)ДМ: Это удивительно, конечно. Какой это год был, вы так не помните?
(22.04)НМ: Не помню. Я год, как он погиб, этого я не помню. Только помню, когда мать говорила вот Дроздовой Соньки дядька женился. Козлов Прокоп женился, свадьба была. И на этой свадьбе его убили.
(22.20)ДМ: На свадьбе убили?
(22.21)НМ: Да. Свадьба была, в тот день, в день свадьбы его убили. А какой год был это, я не знаю.
(22.34)ДМ: Понятно. Но это было уже после революции?
(22.40)НМ: Ну, по-моему... я даже этого тоже не скажу, чи до революции, чи после революции, я не знаю. Но знаю, что до войны еще.
(22.49)ДМ: Понятно, что до войны.
(22.54)НМ: Вот надо у Соньки спросить, когда у Прокопа свадьба была. Если помнит она, дядька ее, дядька Козлов Прокоп.
(23.03)ДМ: Ясно, это надо спросить, конечно, чтобы это точно узнать дату смерти его, хотя бы такую дату, вот. А как относились потом, после этого вот родственники Луки к Винокуровым? Они как-то обиделись за это или нет, или как-то считали...
(23.21)НМ: Ну к Винокуровым обиды не было, а к Деминым же была. Тогда уж что ж (неразб). А к Винокуровым чего? Ну чего к Винокуровым? К Винокуровым тут нечего, они ж не убивали.
(23.37)ДМ: Ну, понятно.
(23.39)НМ: А тогда она говорила, что Марюшка куда-то уехала. Куда уехала, я это не знаю. как погиб Лука, так она уехала.
(23.51)ДМ: Уехала практически сразу после этого, да?
(23.54)НМ: Я не знаю, чи сразу, она говорила, уехала, а как она уехала, не знаю. Сразу или нет.
(24.00)ДМ: Понятно. А еще такой вопрос. Вокруг вас, вот тех кто жил, там, среди них были верующие? Вот вы говорите, там какая-то ведьма была? это ясно, что это неверующая.
(24.14)НМ: Я не знаю, кто она мне приходилася, чи ведьма была, чи не ведьма была, но у нее много очень было икон. Икон много было.
(24.27)ДМ: Икон много было. А была... А говорят, что она была ведьмой. Какий она ... но она никому вреда не делала. Никому нигде не сделала ничего.
(24.37)ДМ: Ясно, а такие вот люди, которые к церкви хорошо были расположены, вообще были такие? Вот среди вот жителей...
(24.44)НМ: Я таких не знаю, чтоб такие видимо (неразб)... Я этому и не верю. Я этому не верю. Я верю вот сглазу, спереговору – в это я верю. А чтоб вот где-то что-то сведьмовал кто-то, сколдовал – этому я не верю.
(25.02)ДМ: Но я-то не об этом. А вот такие люди, которые были преданы церкви, все-таки оставались преданными, хотя и...
(25.09)НМ: Ну этого я уж не знаю, были ли...Была у нас бабушка одна вон там, я ж говорила, преданная церкви. Она даже до самой смерти в Рославль ходила все молиться в церковь. Она одинокая, у ней никого нет. Племянник, вот живой этот племянник. она жила вон там, как каменный дом, там на горочке погребок стоял. Там домик ее стоял, хатка маленькая.
(25.29)ДМ: Это за вами еще туда?
(25.30)НМ: Нет, нет, вот туда, вот тут за нами по ту сторону.
(25.33)ДМ: По ту сторону.
(25.34)НМ: Вот, вот дом каменный, вот за тем садом тама на горочке стоял домик. Вот тут была бабушка божественная. Она все время в церковь ходила пешком, еще каждый праздник ходила в церковь. Но выпивать  выпивала.
(25.49)ДМ: Понятно.
(25.50)НМ: Выпивала. Бывало с церкви придет, бывало, если водка есть – водка, а нету так вот этого брала... вот лекарство на спирту и выпивала. Валерьянку, пустырник. Большую часть пустырником увлекалась, выпивала.
(26.07)ДМ: А куда ходили ваши, когда закрыли вот...
(26.10)НМ: Наюру гору ходили.
(26.11)ДМ: Наюру гору ходили.
(26.12)НМ: Да. Наюру гору ходили.
(26.14)ДМ: Это ж сколько километров отсюда?
(26.16)НМ: От Горенова 12 километров. Как большак старый был, 12 километров.
(26.21)ДМ: Он прямо приходил к этой церкви большак?
(26.25)НМ: Да.
(26.26)ДМ: К ней выходил, да?
(26.27)НМ: Да, да.
(26.28)ДМ: То есть это был первый храм, который, в общем, на пути?
(26.31)НМ: Да. первый храм на пути.
(26.36)ДМ: И из Новоселок тоже ходили туда?
(26.38)НМ: Ходили. Я сама ходила в Наюгору еще девчонкою, на Пасху крестить яички, в Пасху ходила. Меня всегда мамка посылала. Ходила. Пешком.
(26.49)ДМ: Мама не возражала?
(26.51)НМ: Нет, наоборот, она посылала. На Пасху же все ходят освящать пасху и яички.
(26.57)ДМ: Так это она получается, на этого обиделась попа, а так в принципе она...
(27.00)НМ: А так она в принципе, она в принципе, да. только она в Гореновскую, в Гореновскую церковь не ходила.
(27.08)ДМ: Понятно. И...
(27.10)НМ: Ну был у нас вот, знаете, как вот идешь вот 38-ой магазин, как-то по-моему туда дальше пройди, это вот как это... дом. Назывался он у нас Клопов колодец. Клопов колодец назывался.
(27.28)ДМ: Клопов колодец?
(27.29)НМ: Да. А тое он туда ниже под горку был, а здесь (неразб) был подвал Клопов. Подвал такой был, магазин называли. И вот в этом... тут около этого подвала какой-то дед жил. Лечил, скот лечил. Ходили. Я знаю, что у нас коровки завелися, мамка моя ходила все к нему. Но что-то она ходила, но все равно не лучше.
(28.00)ДМ: А где священники жили, вот, не сохранилось сведений никаких?
(28.03)НМ: Нет, этого я не знаю, где они жили (неразб) в нашей Гореновке, этого я не знаю. И кто был священником, я этого не знаю ничего. И мамка ничего не рассказывала про священников. Вообще она не хотела про эту церковь рассказывать, говорить ничего. Так она была обижена.
(28.23)ДМ: Это понятно. Просто бывает, что люди собираются молиться вместе там, когда нет священников, вместе собираются. Такого не...
(28.30)НМ: Она говорит, я была молодая, на Пасху вот первая зашла в церковь, и вот он ей так вот, что-то нехорошее сказал. Она ушла со слезами с церкви и больше в эту церковь не ходила.
(28.46)ДМ: Но сама-то хоть молилась без...
(28.49)НМ: Ну так, бывало, молилась, когда к этому ходила, к деду к этому ходила насчет коров, молилась. Но что-то, я говорю, дед тот не помогал. Все его хвалили, деда этого... я забыла, как его звали, деда. Обращалась она насчет коров. Ходила она водички брала у него. Но она не доносила воду до дому. Или убьется, бутылка разобьется, или сама разольется бутылка. Она не доносила воду от деда до дому.
(29.25)ДМ: Понятно. Понятно. Ну хорошо.
(29.32)НМ: Бывало, как только купит корову, она сейчас же заболеет и гибла. Вот она все ходила к этому деду.
(29.42)ДМ: Вообще, жили бедно, да?
(29.43)НМ: Жили мы бедно, очень бедно жили. Я ж говорю, а что мы после войны остались: мать одна, колхоз ничего ж тогда не давал, не платил, а нас было столько народу. А это надо... И все не работают, еще мал-мала меньше. И надо всех было накормить. Она ходила за овцами. Там у нас был скот овец колхозных. Она все время ходила за овцами.
(30.14)ДМ:  А вы из деревни почему ушли в город? (неразб) стали?
(30.18)НМ: А (неразб) во-первых, стали, а во-вторых, после войны нам же документов не давали. Никого же не пускали из колхоза молодых.
(30.24)ДМ: То есть и хотел бы...
(30.26)НМ: Я хотела после школы уйти тоже в Рославль, пошла поступать в училище медицинское, не поступила. Потом меня мать отдала в няньки. Я у одних няньчила детенка маленького, двухмесячного. Мне пообещали выходить паспорт. Но меня обманула, паспорт не выходили, я опять вернулась в колхоз.
(30.48)ДМ: Так и остались.
(30.49)НМ: А без паспорта никуда. Так я и осталась. Вышла, пришла, 2 года в колхозе наверное отработала, да и замуж вышла в Горенево, (неразб), на девятнадцатом году.
(31.02)ДМ: Это в каком году было-то?
(31.04)НМ: В 58-ом. Сама я с 38-го, а в 58-ом 2-го февраля у нас свадьба была.
(31.11)ДМ: Не венчались?

Р007 - расшифровки видео 2008


(00.07)ДМ: Значит, больше вроде как воспоминаний о церкви никаких нету. Вот что там было изображено на стенах там, что там было...
(00.12)У: Ну были эти самые, ангелы рисунки были. Да, были, особенно на куполе.
(00.19)Z: И на стенках были. На вот на этом, на большом на стенках были, как батюшка одеятся, таких вот три нарисованные. Нарисованные были.
(00.32)ДМ: Понятно.
(00.35)НИ: Ну вот написано в этой книге, что неизвестно, куда девались иконы. Наверное куда-то вывезли их, когда церковь...
(00.43)У: Ну, церко... когда колокол увозили, наверное, увезли и иконы.
(00.48)Z: А где их искать, кто их знает. Где их искать-то.
(00.52)ДМ: А вы так не собирали вот сведения у местных людей по вот... кто-то служил, как служили?
(01.00)У: Нет, это мы, знаете, маленькие были.
(01.03)НИ: Наш дом стоит там, где вот... попы, все у нас говорят. Поповка, вообще, та стороны Поповка так и называется. Там жили попы. И вот наша усадьба где, мы все время так говорили Поповка. Ну еще отец рассказывал, как батюшка один, так значит, в Грязеня, наверное все вот эти были, это приход был. Говорил, вот он ходил, перед праздником или вообще ходил по деревням, там расспрашивал, рассказывал, кому что помочь, кому что... у кого что там попросить для церкви или что. Это вот он тоже рассказывал мне.
(01.48)ДМ: Это здешний батюшка?
(01.50)Да. Здешний батюшка. Здешнй.
(01.52)ДМ: То есть он ходил...
(01.54)НИ: По деревням ходил, по своему приходу.
(01.56)ДМ: Приходу, да?
(01.57)НИ: Да.
(01.58)ДМ: А приход большой был, к этой церкви относившийся?
(01.59)НИ: Да, здесь большой был приход.
(02.00)У: ну у нас деревень много было в округе.
(02.02)НИ: Вот я читала там в этой книжке, что в Гряземяки тоже была церковь. Там был помещик какой-то (неразб). Вот он говорил, что в Гряземяки прихода не было. В Гореново из Гряземяки.
(02.19)Х: Ехали кругом всей народ только сюда. Кто на конях и пешком шли. И коней, говорю, так много, как приедут, так ставить лошадей некуда. Дорожка узкая была.
(02.30)У: Дорога прямо вот тут вот, прямо вот тут вот проходила.
(02.33)Z: (читает) Деревня Гореново, Гряземяки расположены на шоссе, ведущем в поселок Тверское. Где была открыта приписная к Гореново деревянная церковь, возведенная ранее (неразб) года.
(02.49)ДМ: Матушки, вы только ко мне лицом повернитесь, а то солнышко падает вам на спину.
(02.52)Z: Возводил ее местный помещик Бузинович.
(02.59)НИ: Когда она была закрыта и снесена сведений нету.
(03.03)ДМ: Понятно. Вот, знаете, вот иногда бывают воспоминания такие о каких-то людях, которые служили там, вот этот батюшка, какого примерно века, какого года это...
(03.12)НИ: Это уже был ХХ век, естественно.
(03.16)ДМ: А это ХХ-го века, да?
(03.17)НИ: Это ХХ век был. Ну, родители мои, отец мой 20-го года рождения, значит, ему наверное отец рассказывал. Это, конечно...
(03.27)ДМ: После революции, да?
(03.28)НИ: Ну вот не могу сказать, как это после революции или до, но это ХХ век.
(03.34)ДМ: То есть он просто внимательно относился к своему приходу, иногда просил что-то иногда просто им помогал.
(03.38)НИ: Да, да, ходил, говорит. Вот ходил, говорит, по своему приходу, обязательно, и туда, и сюда в разные деревни. Вот это он мне рассказывал.
(03.45)ДМ: А был священник один или два? Если большой приход...
(03.48)НИ: Не помню, не знаю, не могу сказать.
(03.50)ДМ: А дьякон был? Тоже неизвестно?
(03.51)НИ: Тоже не знаю. Наверное.
(03.55)ДМ: И никакие реликвии не сохранились от церкви вообще ни у кого в селе? Иконы не брали домой?
(04.00)НИ: Не могу сказать, я не слышала по крайней мере. Может, у кого-то и были. Кто тут такие были, богомольные которые были.
(04.11)ДМ: Ладно. Спасибо, что показали большое вот. да, вот насчет дома Тютчева. Вот этот дом, который синий, да?
(04.19)У: Здесь даже по-моему на фотографии он просматривается.
(04.22)НИ: Нет, он должен быть разорен, потому что вот ограда...
(04.26)ДМ: То есть когда была церковь, дома Тютчевых уже не было, да?
(04.29)НИ: Был, был, когда, ну как же, они строили. Они строили дом. они построили его... в 1809 году освятили церковь, а в двадцать наверное первом они уехали. В 16-ом сделали вот этот придел и в 16, вернее, в двадцать каком-то они разорились и уехали.
(04.50)ДМ: А придел где был?
(04.52)НИ: Ну, я так понимаю, что вот эта вот пристроечка. Кругленькая, нет, вот эта кругленькая наверное.
(04.59)ДМ: Этот придел был справа от церкви?
(04.51)НИ: Да.
(05.02)ДМ: То есть крест находится дальше придела?
(05.05)НИ: Какой крест?
(05.06)ДМ: Вот наш.
(05.07)НИ: Да.
(05.07)У: Это далеко. Далеко, далеко. Это совсем далеко.
(05.12)ДМ: То есть он находится где-то вот там, где наше перекрестье, да, вот этого... ниточек?
(05.15)У: Где-то вот здесь вот. Где-то вот здесь.
(05.20)НИ: И они разорились и уехали, а церковь-то работала все равно.
(05.24)ДМ: Понял. А...
(05.27)НИ: Тут была школа кантонистов сначала, потом еще куда-то. В общем, они, ну не знаю... Школа тоже эта видно... там они какое-то восстание, вот эти кантонисты, поднимали. Их плохо кормили, детей этих солдатских. А потом они... Потом эту школу закрыли.. А что тут было потом? Ну потом, видно, дом в упадок пришел, разорили, поставили ограду. Так что, вот так вот. А дом этот точно вот здесь был. И да... вот рассказывают же, вот там пруд был. Еще ж там болотце такое. Болото осталось такое.
(06.03)Строили там, в 59-ом году начали строить. Тута было о-о-о тако.
(06.08)У: Вода была.
(06.09)Не, кирпич, что зря. Митька бульдозером ровнял. А тогда начинали строить.
(06.18)ДМ: А кирпич был там, где синий дом сейчас ваш, да?
(06.20)София: ...хатка была глиняная на горке на этой (неразб). внизу была хатка маленькая. Почта была деревянная хатка. А там старуха какая-то после войны с глины делали ж кирпич раньше, делали сами кирпич, и тут жила какая-то старуха старая в этой кирпичной хате.
(06.40)ДМ: Слушайте, а куда кирпич-то использовали от церкви. Вот на этот случай разные мнения есть.
(06.46)София: А развезли. Кому куда надо было. В послевоенное время развозили, что где кто нашел кирпич, и возили.

(10.15)НК: Проглотил колосок. Мне было полтора годика. И колосок пошел вот так вот, в дыхательный путь и вышел между ребер в больнице. И перед тем, как везти в больницу меня, мать завезла меня перекрестить, еще не крещеный был. Крестного нигде не нашли в деревне. И у меня был крестным дьячок. Поэтому он наверное мне и помог. Я в больнице там пролежал, сколько, дней 40 наверное вот это все, и вышел между ребер это все хозяйство.
(10.42)ДМ: То есть это дьячок этой церкви был?
(1043)НК: Нет, дьячок был что в Рославле в храме. Внизу храм. Так же на Вознесение на Юргоре это центральный. А эти ж все были позакрыты. А работал только тогда вот этот один. Вот меня там крестили.
(11.00)ДМ: Если можно, назовите себя. Николай, как, по фамилии, по отчеству.
(11.04)НК: Колякин Николай Алексеевич, 1952 года рождения 22 марта на Сороки.
(11.14)ДМ: Понятно. Значит, от те воспоминания, которые относятся к церкви, ну вот, начиная с того, как она рухнула на ваших глазах. Как вы это видели, откуда, вот где это место находилось? Вот там, да? покажите рукой.
(11.28)НК: Это самое. Если смотреть отсюда, я могу туда перевезти, это через ров, вот как он окат, как он называется... холм, впадина вот речка. На той стороне речки. Вот та возвышенность, вот как те вот кусты. Вот береза и вот сквозь те кусты. Мы там вот стояли все. вот этого не было кустарника. И церковь была видна. Сначала рухнула вот эта сторона сюда вот так вот пошла. Там ее трактором или чем, я вот это не помню, потому что еще пацанами были, сколько там, по 10 лет наверное было.
(12.00)ДМ: Давайте на солнышко выйдем, чтобы там на солнышке снимать.
(12.04)НК: Это через речку на той стороне мы стояли. Упала, третья часть церкви упала.
(12.12)ДМ: Вот так. Значит, церковь упала куда? Вот покажите.
(12.15)НК: Первая часть упала вот так вот.
(12.18)ДМ: То есть вот там, где машина стоит?
(12.19)НК: Да, как машина стоит, туда вот упала.
(12.21)ДМ: Так.
(12.22)НК: Купол был, стоял. Купол остался и вот так вот пол этой...
(12.27)ДМ: Пол стены, да?
(12.28)НК: Да. Ну как это еще стоял некоторое время, а потом купол пошел вниз. И она рухнула. А потом его начали валить потому что оно уже было небезопасно. Там фундаменты выбрали, когда строились вот это все. Там туннели такие, мы еще пацанами бегали. Такие вот, ну, как окопы выкопаны фундаменты. И вот это вот, это вот большие так и остались. А вот такие булыжники, дикий камень, это все повыкидывали оттуда.
(12.54)ДМ: А вот скажите, а вот этот камень, который лежит вот здесь, это камень... как вы считаете, это камень основания церкви?
(13.01)НК: Я не думаю, что вот это осно... а может, и основание. Потому что эти... может, и основание церкви. Потому что когда здесь грузили экскаваторами, всю щебенку вывозили отсюда. Потом это место сравняли. Может, и откатили просто от фундамента.
(13.18)ДМ: То есть вот такие камни в фундаменте были?
(13.20)НК: Да, да. Были такие камни.
(13.22)ДМ: И эти камни забирали первыми, получается, фундаменты разбирали первыми? То есть сначала вот туннель делали...
(13.30)НК: Ну, забирали, там этот кирпич вынимали и начали под фундамент. Над фундаментом, там по-моему из кирпича было, а фундамент из диких камней вот этих был.
(13.38)ДМ: Дикие?
(13.39)НК: Да, дикие. Вот такой вот в лунке. Я помню, окопами такими вот было.
(13.43)ДМ: И его выбивали, да?
(13.44)НК: Мы еще лазили пацанами там, выковыривали оттуда вот эти камни.
(13.50)ВВ: Тоже копали мы фундамент... могилку копали. Откололи, Семен въехал на тракторе, за роги завязали...
(13.59)НК: Ну это мы Зинке копали, Зинке копали. Ну тут, ты говоришь, камень могли бульдозером сдвинуть. Потому что вот бабина могилка, вон она, где баба, там лежит дед.
(14.09)ДМ: Черная могилка, да?
(14.10)НК: Нет. Не черная, вот туда правей
(14.12)ДМ: А, правей.
(14.13)НК: И мы ходили, церковь-то стояла. Могилка там уже... тут захоронения были все, во все захоронения тут были. Вот здесь... вот она могилка это барыня лежит Слободищи вот под акацией под этой. Тут захоронения. Вот здесь вот не было. Это первая могилка вот здесь. Это уже помоложе пошли могилки сюда к церкви ближе стали хоронить, вот эти вот. тут вот эти, как его, Рузы, по-моему, Рузовы.
(14.39)ДМ: То есть когда копали вот эту могилу, эту могилу...
(14.42)НК: Это последняя могила. Это мы в 90-м году копали по-моему.
(14.45)ДМ: И нашли камни, да?
(14.47)НК: И нашли камень. Вот тут валун они вытягивали. Это отсюда вытянули его.
(14.52)ВВ: Отсюда? Этот, ты думаешь?
(14.53)НК: Я не знаю, этот тянули?
(14.54)ВВ: Наверное, я знаю, что большой.
(14.56)НК: Ну этот наверху лежал камень, да?
(14.58)ДМ: Да, наверху лежал.
(14.59)НК: Ну его вытянули, когда могилку копали. Где-то на глубине метра полтора был.
(15.04)ДМ: Но все-таки фундамент церкви находился дальше?
(15.07)НК: Мне кажется, вот как вот вы сейчас перекрестили вот это...
(15.11)ДМ: Так. Вот эти перекрестья находятся там, где была церковь, да?
(15.14)НК: По идее, да. как моя детская память... воображаю, воображает вот это. Потому что... или даже вы, когда сняли вот, фотографию показали.. Да, часовня, вот эта церковь и вот маленькая колокольня... я ее не помню в принципе эту церковь, маленькую, где это было. Я ее почти что не помню. Потому что говорили тогда, что шпагатной фабрики были шефы в этом колхозе. Они потом ее первую взорвали. Мы уже помним вот эту большую. И не было вот этой, как ее, алтарь?
(15.47)ДМ: Алтаря не было.
(15.48)НК: Этого уже не было. Вот была просто вот центральная вот эта.
(15.51)ДМ: А алтарь был пристроен?
(15.52)НК: Пристроен с левой стороны. По фотографии, когда глянул... Я не помню по детству, в детстве уже вот этого. Уже не было, и не было той церкви, маленькой. Что вот когда вот переход, это уже по рассказам бабушки.
(16.03)ДМ: Шел переход. Понятно.
(16.04)НК: Тогда переход был с той церкви в эту церковь.
(16.07)ДМ: А вот колокольня, ну здесь маленькая, она стояла там, где стоит колышек первый?
(16.13)НК: Ну, она стояла туда вот... Здесь же дорога была, вот как липки. Липы тама еще росли тогда. У липы вот этой вот тут дорожка была. Еще, помню, на конях все ездили. Там большак вот дальше, а тут вот на лошадях все ездили (неразб). И был вход оттуда в церковь.
(16.31)ДМ: Через колокольню?
(16.32)НК: Через колокольню. Здесь стояла вокруг, вот как липы по периметру, вот так вот... это мы пацанами бегали, здесь фундамент ограды. Кирпичная ограда стояла вот так вот.
(16.43)ДМ: А где она находилась, ограда?
(16.44)НК: Ограда, вот она, идем сюда (неразб).
(16.51)НК: И вот она пошла как липки. Вот она обкапана была...
(17.03)НК: Это фундамент (неразб) будет. Это получается на холму. Еще поровняли, вот она идет  вот так вот.
(17.13)ДМ: То есть вы сейчас там, где ограда, находитесь, да?
(17.16)НК: Сейчас ограду покажу вам.
(17.22)НК: Вот, видите, вот. вот здесь канавка была. А вот он тут бугорок. Вот здесь вот фундамент и был вот так вот вокруг. И там она, она как кончается это кладбище, там тоже могу показать, какая ограда была.
(17.35)ДМ: То есть...
(17.36)НК: В основном тут в основном был фундамент, кирпич. Вот как вот та бровка, вон та. Вот так вот шла она.
(17.45)ДМ? То есть вы находитесь на месте ограды?
(17.47)НК: Да. Вот здесь ограда была, вот здесь вот.
(17.51)ДМ: Понятно. Понятно.
(17.53)НК: Канавка так она и осталась. Вот здесь канавка, а тут наверху была ограда.
(17.57)ДМ: Понял.
(17.58)НК: Она пошла вдоль липы. Здесь был сад поповский. Это вот яблони еще поостались вот. (неразб) повыше, повыше сделали. Здесь яблони были, тут яблоня была. Вот оно, дерево спилили. Здесь поповский сад был.
(18.18)ДМ: Кладбища не было, да?
(18.20)НК: Кладбище здесь было всю жизнь.
(18.22)ДМ: Вот здесь хоронили.
(18.23)НК: Да, здесь хоронили. Ну, это ж говорю, батьке в 25-ом, 7 лет батьке было, деда похоронили. А здесь дедова лежит... ну, как – бабкин свекор. Свекор бабкин работал пчеловодом здесь на этой самой пасеке. Вот здесь была пасека поповская, ну, как она тут, при церкви, и он тут работал у него. Вот этот пятак. Вот твоя фотография показывает (неразб). Ну тут кустов же не было, вот пятак до речки был. Вот тут вот баня стоит на фотографии. И вот там, вот тут заходит речка сюда вот, такая впадина, я могу показать даже. там вторая баня стояла, вот как огород Кузьмина. Вот там вод видно на фотографии баня. И она снята вот как Васи... Демин жил, с того бугра снята фотография, сделана.
(19.15)ДМ: Какой Демин?
(19.16)НК: Демин Василий.
(19.17)ДМ: Василий?
(19.18)НК: Да. Фамилия Демин. Демины там жи... Но это они уже жили...
(19.23)ДМ: Андрей Демин не его сын?
(19.25)НК: Нет. У него было... а вон похоронен, не Андрей Демин, а этот, как его – Витька Демин, Надя Демина и Соня.
(19.34)ДМ: Понял.
(19.35)НК: Одна Надя уже осталась.
(19.36)ДМ: Значит, попробуем встать на место, где была, была алтарная часть. Попробуйте найти это место, где была алтарная часть, ну, примерно.
(19.44)НК: Ну я так, я ее не помню, как... в основном, я даже не помню ее. Потому что вот...
(19.55)НК: Потому что дорога основная, когда фотография была сделана... Тут уже маленькая церковь была.
(20.07)ДМ: То есть колокольня?
(20.08)НК: Да, вот тут вот колокольня стояла. Тут был алтарь где-то. А сама церковь вот так вот могилка, где-то в этом районе так вот было.
(20.17)НК: Вот здесь вот дорога была, вот. Вот так вот. Вот дорога была вдоль лип. Вот так вот. Там уже чуть повыше стояли, это я помню отлично. На лошадях тут ездили, еще пацаном был.
(20.31)ДМ: А вход был где-то здесь в церковь, да?
(20.33)НК: Вход был отсюда вход, ну, в колокольню вход. Здесь опять пошла ограда вот так вот. там вот она идет, я покажу, там еще бугор будет, была ограда. И там вот ограда была.
(20.47)ДМ: То есть тут были ворота?
(20.48)НК: Да. ворот я не... я и ограду не помню. Я помню только фундамент, мы пацанами бегали. Думаю, откуда тут это. Там ровочек такой прокапан, он и целый остался перед оградой и фундамент.
(20.59)ДМ: А какое это время было, когда вот вы увидели, как рухнул купол.
(21.05)НК: Это было весной. Это точно я помню весной. День и год я не буду говорить...
(21.10)ДМ: Ну так, примерно.
(21.11)НК: Не помню, не скажу даже. Мы еще собрались, мать стояла там, все соседи собралися. Вот Витька Козлов тоже помнит этот случай. Мы стояли там вот все. сначала эта стена пошла, потом это все... Это весной, где-то апрель-март месяц.
(21.27)ДМ: Снег еще был?
(21.30)НК: Даже... не-а, по-моему уже снега не было. Ну, где-то вот апрель месяц
(21.37)ДМ: А вы были далеко от этого места, так визуально? Сколько метров там было до них?
(21.42)НК: Ну вот как фотография. Мне кажется, и фотография с той стороны сделана.
(21.45)ДМ: А со стороны с той, с речки?
(21.46)НК: Я вам сейчас, если хотите, перевезу на ту сторону, покажу, как в моей памяти по-детски. Я на фотографию глянул. Вот этого ж не было, (неразб) ничего ж не было. Ни лип, ничего тут не было. Ограда была, ну, эти самые... и сад вот тут был во всю.
(22.00)ДМ: И сильный удар был? То есть...
(22.04)НК: Ну, пошла вот эта только пыль, сначала пошла половина. Потом она, минут 10 она по-моему еще так стояла, не помню, но что-то было, стояла вот эта половинка вот так вот... Она это... оторвалась... ну вот как купол: отрывается вот эта сторона, вот эта вот, а купол еще висит. Большая часть купола висела сюда, еще стояла. А потом уже остальная пошла.
(22.30)ДМ: Ее подрубили?
(22.32)НК: Не помню. Не буду врать. Ну, фундамент выбрали однозначно, она уже была аварийная. Поэтому тут наверное и решили или убрать, или на стройку на колхозную. Потому что она уже была опасная.

Р006 - расшифровка видео 2008

006
(00.00)НМ: Я не знаю, в каком году пошло у нас электричество, но я знаю, что в шестидесятом году еще не было электричества. Когда я Зинку хоронила, говорила, что у нас, когда получился этот пожар-то, потому что шли в хату свою в сентябре, а Зину я хоронила в ноябре. И вот когда я к Зине
 последнее время ходила, мужик чуть не сделал пожар, чуть мы не сгорели – свету не было.
(00.27)ДМ: А чем тогда освещали?
(00.28)НМ: Лампочками. Керосиновые лампы такие висели.
(00.32)ДМ: Понятно. И радио не было?
(00.36)НМ: И радио еще не было. Ничего еще не было. В каком году нам радио дали, я тоже не помню. Где-то после шестидесятых годов. Свет и радио.
(00.47)ДМ: Это было уличное такое радио, тарелка висела, да?
(00.51)НМ: Сначала было уличное, а потом стали покупать это... в хату приемнички. Как свет провели, в хату провели.
(01.04)ДМ: А телевизор когда появился?
(01.06)НМ: А я даже тоже не скажу, в каком году. По-поему, у нас первый телевизор появился, когда Гагарин... Я знаю, что глядели Гагарина.
(01.20)ДМ: Т вот насчет того, что рукодельничали, когда не было ничего и делать нечего было.
(01.24)НМ: Да. Как-то книжками мы уже тогда не увлекали. А увлекали это вышиванье. Тогда мода пошла вышивать, вязать. Вот я знаю, что моя сестра Дуня старше меня, она вышивать не умела, я вышивала, а она кружева вязала. Вот, что рушники это на иконах вышивали. Сегодня, сейчас, если хотите, покажу.
(01.44)ДМ: Конечно.
(01.47)НМ: И гладью вышивала, и в крест, и в двойной крест, в одинарный крест вышивали. И вязали. Скатерти вязали. Вон у меня скатерть на столе. Это мне сестра к семидесятилетию эта московская связала – 25 (неразб).
(02.06)ДМ: Замечательно. А какие престольные праздники праздновали, помните, говорили?
(02.10)НМ: (неразб) праздновали, покров. Только чтоб (неразб) ходили там праздовали. Оспожку, Михайлов день.
(02.18)ДМ: Оспожка это какого числа?
(02.19)НМ: 21-го сентября, а Михайлов вот будет 21 ноября.
(02.25)ДМ: Оспожка была праздников в Новоселках?
(02.28)НМ: В Новоселках и вот там хутора где-то были Оспожка была, в (неразб) Оспожка была. Вот туда в ту сторону была Оспожка. А у нас в Гореново Михайла была.
(02.38)ДМ: В село Гореново, да?
(02.40)НМ: А в Слободище был Покров, в Слободище и еще дальше где-то. (неразб), Слободище – это был Покров.
(02.49)ДМ: И как праздновали обычно?
(02.51)НМ: Обычно (неразб), гнали самогонку, ну и звали гостей своих сродичей, с ними гуляли застолье, делали застолье. Песни пели, танцевали. Пляски были.
(03.05)ДМ: Но это не в клубе, а просто на улице, да?
(03.08)НМ: Прямо у себе дома. Например, моя мать созывала своих сродичей, устраивала праздник с застольем.
(03.15)ДМ: Ага, понятно.
(03.18)НМ: Ну а в клубах были танцы. Ходили на танцы. В праздники танцы ж тоже бывают.
(03.25)ДМ: Понятно. И дрались, конечно.
(03.28)НМ: И дрались. И никак не (неразб). Мужики хорошо дрались пьяные.
(03.39)ДМ: Но по этому поводу никто в церковь не заходил?
(03.44)НМ: Нет. (неразб)
(03.46)ДМ: Нет, не в ту церковь, не в ту, которая наша, а просто?
(03.49)НМ: А в то время я не знаю, может, и ходили после драк в церковь.
(03.57)ДМ: Как вы думаете, а почему люди так жестоко относились друг ко другу, что дрались по любому поводу?
(04.02)НМ: Оно не то, что жестоко. Назавтра мирились, и опять вместе пили. Просто по пьянке. Кто-то, я говорю, кто-то кого-то обидел, кто-то не так кому-то что-то сказал. Ну за девку может, толкануть может, ну вот так вот на почве этого происходили. Два задерутся, а одни за одного заступаются, другие за другого заступаются, ну вот и ходят. А не то, что. А назавтра мирились же, опять вместе и пили, как ни в чем не бывало.
(04.36)ДМ: А в колхозное время пили сильно?
(04.38)НМ: Нет, я говорю, не сильно, но вот, я ж говорю, в колхозе раньше мода была делать субботники и воскресники. Вот председатель говорит, просит бабку нагнать самогонку, спечь хлеб и вот наряд дает всем, малому, старому, на сенокос выходить. И выходят. А вечером рассчитывался. Тогда деньги ж не платили, вот ставил самогонку, хлеб, закуска, все. Ну и гуляли тогда, пели песни, танцевали, плясали, что хотели, то и делали. И мы, дети, около них. В гореново я не знаю, где... но когда я в Гореново пришла, то вроде там у Мошкова было гульбище. А у нас там было вот как к бобылю Канину, так туда выше – горка. На этой горке все время собирался народ. Нам на Пасху там и качель ставили, качалися и Христос пели (неразб).
(05.40)ДМ: И Христос пели?
(05.41)НМ: Да.
(05.42)ДМ: А не страшно было в советское время-то?
(05.44)НМ: А чего страшного? Никто не запрещал. Пели Христос. Да вот, тут вот, говорю, года три после этой перестройки перестали Христос петь – некому петь. Придешь на кладбище на Пасху на родителей, уже некому спеть Христос. А до этого все мы пели. А сейчас мы соберемся вот Сонька, я на том кладбище, да Сонькина эта... сватья, вот Димкина матка, ну все – а кому петь? Ну, протянем раза три, отчет даем да и все. а так, бывало, соберутся, я уже здесь была у свекрови, соберутся на крыльце у кого-то. Здесь вот у Макланихи,  у Анькиной мамки собирались этот край на крыльце петь Христос, у нас там на краю Христос поют, знаете, как красиво отголоски Христос. Или песни какие пели в праздник, старинная была песня. А, бывало, Варламова эта и вот рядом соседка баба Хрося, бывало, сенокос, вот туда уходили под Творожкого сено косить. Оттуда как идут поздно, как затянут песню "на закате жаркое солнышко, на закате" – ой, как красиво. Стоял бы сутками слушал песню. Красивая старинная песня. А сейчас песен не поем, только одно: в телевизор этот уторнемся, поглядим и спать ложимся. Неинтересная сейчас жизнь. Тогда интересной была жизнь, после войны была интересная. А сейчас вот после перестройки какая-то неинтересная жизнь пошла.
(07.28)ДМ: Одинокая.
(07.30)НМ: Одинокая. Серая какая-то жизнь пошла.
(07.36)ДМ: Ну да, если за год получается 10 упокоились, конечно.
(07.44)НМ: Вот такие дела.
(07.48)ДМ: А те, кто вот отходил, их отпевали? Не отпевали?
(07.52)НМ: Нет, тогда раньше как-то не отпевали. Вот эта стала как-то мода отпевать. Я мать свою схоронила – не отпевали. Деда хоронила – не отпевали. Тогда вот начинали, кто отпевал, кто не отпевал. Так.
(08.13)ДМ: Боялись или как-то.
(08.14)НМ: Нет, не боялись, а так как-то вот – не доходило. Не доходило. Не то, что боялись... а кого бояться? У меня коммунистов... Валька была (неразб).
(08.26)ДМ: А вообще коммунистов  много в селе было?
(08.29)НМ: Много, почти что все мужчины были коммунистами.
(08.32)ДМ: Все коммунистами.
(08.38)ДМ: Идейные или, так сказать, за компанию?
(08.40)НМ: Нет, так... собрания были. Ходили в эти собрания, взносы платили. Был у нас тут Дмитрий... Иван Иванович (неразб) был парторгом, все ходил, кого надо, всех записывал в партию, кто желал. Вот по-моему Коледенковой этой Евдокии, что на горе этой был дом, мужик, Митька Коледенков, не был коммунистом. Мой был, Петька, по-моему, Аськин был коммунистом. Кто тут еще мог быть? Дроздов не был тоже коммунистом. Так, ну кто работал вот в колхозе, кого записали в коммунисты, кто согласие дал, тот записался, а кто нет, дак... Валька моя на заводе, приняли ее в коммунисты.
(09.37)ДМ: Но они хоть в это верили? Если хоть в Бога уже не верили, в коммунистическую веру...
(09.44)НМ: А кто их знает, верили или не верили. А что это такая коммунистическая вера была?
(09.49)ДМ: Да кто их знает тоже...
(09.50) НМ: Ну что она давала тоже? Только что взносы платили и все? И поощрения никакого не было.
(10.01)ДМ: Получается, что толку нет ни в той, ни в той.
(10.05)НМ: Ни в той, ни в той.
(10.11)НМ: Я – никто, и вы ничьи.

(10.51)Х: А не знаю, какой он был, а вот ходили на танцы туды. Там танцы... Там никто не жил в том доме.
(10.58)У: Ну это уже было туда ближе...
(11.00)Х: Там ниже Мавлинка жила, а выше сюда был дом кирпичный.
(11.05)У: Мавлинка ж внизу жила.
(11.07)Х: Внизу, да. А выше сюда на горочку стоял кирпичный дом. Это я по рассказам, как я помню, рассказывали Дашка и Гулька. И придем мы вот на танцы, а Манька Кульчиха, еще ж она живая, хромая, там ей с роду, и придет сюда вот на танцы, и танцует, говорит, нога такая больная, и опять по снегу домой идет. А тогда ж какие дороги были. Вот это помню, что говорили о кирпичном доме. А двухэтажный он или одинэтажный, этого я не знаю.
(11.36)У: Вот я представляю. Вот вот ты говоришь, и она не близко проходит, даже это расстояние смотришь. Это так сфотографировали.
(11.44)Х: Тогда ж вот зарослей не было таких. И дальше внизу стояли еще хатки были.
(11.47)У: Вот смотри, видишь, как она проходит
(11.49)Z: Тут, смотри-ка, какие-то у него ступеньки.
(11.51)У: Да, ступеньки здесь сделаны. Вот они ступеньки, сюда поднимались, здесь, значит, это было... дорожка.
(11.58)Х: Ну вот сзаду эта церковь так и сфотографирована.
(11.59)У: Да, сзади.
(12.03)Х: А эта сторона... тут кирпичный дом виден.
(12.06)У,Z: Да, да.
(12.07)Х: Ну, значит, он тот (неразб)... не было ж тогда дерев никаких. Там дом кирпичный был. Только я не знаю, двухэтажный или одноэтажный.
(12.14)У: Ну там второй этаж маленький такой.
(12.17)Х: Ну, может быть. Вот так девки мне рассказывали. Так, бывало, сядем и разговаривали они, что танцы тут были. И про Маньку вспоминали, как Манька, сейчас живая, вот, говорит, ну-ка, говорит, всю жизнь она с больною ногою и приходила сюда на танцы и танцувала.
(12.33)У: Нет, это надо кого-то, кто...
(12.36)Z: Светла... дядю Петю надо Кучерова.
(12.38)У: Ну вот, они связались.
(12.39)ДМ: А танцевала где, в церкви?
(12.41)У: Да нет.
(12.42)Х: Не в церкви. Дом кирпичный, что засвечен туда дальше.
(12.45)ДМ: А там был дом кирпичный еще?
(12.46)Х: Да. Кирпичный дом был. Я хотя его не знаю, не помню, с рассказов только знаю.
(12.50)ДМ: Понял. Хорошо. Вот сейчас поскольку мы стоим на этом месте, скажите пожалуйста, вот то, что вы показали здесь, это и есть границы бывшего храма примерно хотя бы?
(13.02)У: Ну это трудно сказать. Но где-то вот здесь вот. Где-то вот здесь.
(13.06)ДМ: Ну вот, я показываю сейчас это место. Вот эти вот натянутые ...
(13.10)Х: ...как ставили крест. И Петька был, Ольга была и я. И Ольга, и мы, и Петька сказали, что ставьте крест сюда к этой липе?
(13.19)ДМ: К липе?
(13.19)Х: Вот тут будет, да. Тута будет это правильное место. Но Владимир Иванович не стал туды... Сказал, ну, ладно, пусть здесь будет. Ты погляди, только здесь поставили, а он куда занесли.
(13.33)НИ: Но мне кажется, вот где-то вот так вот круг, вот здесь вот было.
(13.36)У: По кругу... Вот где Кузька идет, вот так вот около кустов было.
(13.42)НИ: Поближе мне кажется, вот сюда.
(13.43)У: Ну поближе. Дорога-то проходила вот прямо у лип.
(13.45)Х: Дорога была близко. Прямо ко входу. Как уходить и дорога близко была. Тогда ж не было таких дорог.
(13.52) ДМ: Если можно, представьтесь просто в камеру, поскольку я остальных уже спросил, как вас зовут.
(13.58)НИ: Меня Козлова Надежда Иосифовна.
(13.58)ДМ: Ага. И вы какого года рождения?
(14.01)НИ: 47-го.
(14.02)ДМ: 47-го. То есть вы - местный житель, тоже вот потомственный?
(14.04)НИ: Да, да.
(14.05)ДМ: Вот. И расскажите про этот круг, вот просто как вы... Я покажу, а вы расскажите на камеру, что вы видели, когда это было, вот, как это было.
(14.14)НИ: Ну, несколько лет тому назад. Может, лет там, ну лет, может, 5, 7 назад, вот тут все сожгли, эту... траву высокую, и прямо вот был виден круг такой. Мы еще и говорим, смотрите, вот здесь стояла церковь. Прямо видно было.
(14.29)ДМ: А круг каменный был?
(14.30)НИ: Нет. Он повыше, повыше вот земли вот такой вот круг был.
(14.40)ДМ: То есть круг фундамента?
(14.41)НИ: Да, наверное, мы подумали.
(14.43)ДМ: Вот сейчас где эти веревочки...
(14.45)НИ: Мне трудно сейчас судить, очень трудно судить.
(14.50)ДМ: Ну примерно станьте хотя бы в район  этого круга, чтобы я по вас его зафиксировал, где примерно это было.
(14.56)НИ: ...здесь вот где-то, вот так вот
(14.58)ДМ: Вот где перекрестья этих...
(15.00)НИ: ...где-то вот здесь вот, вот так вот...
(15.02)У: Вот она и стояла тут. Тут она и стояла.
(15.06)ДМ: А сколько было от круга до лип метров?
(15.09)НИ: Не могу сказать.
(15.10)Х: Тогда ж липы такие большие не были.
(15.12)ДМ: А какой величины диаметр был круга примерно?
(15.15)НИ: Диаметр был большой. Так, метров, радиус – метров 5 точно наверное.
(15.20)ДМ: Метров 5 радиусом, да? Так. Хорошо. Какие-то есть вот указания, где мог быть алтарь церковный.
(15.31)НИ: Не могу сказать.
(15.39)ДМ: А колокольня, вот бывшая колокольня? Мы вообще правильно стоим? Вот эта вот линия, линия вот этой ниточки, она идет вдоль направления церкви, от колокольни до алтаря?
(15.50)НИ: Мне казалось, она вот так немножко была, нет?
(15.53)У: Она как-то вот стояла углом. Вот так вот она стояла.
(15.57)ДМ: А, так, сейчас секундочку.
(16.00)У: Тропка эта проходила за липами, вот тут вот. Наташа, ты тоже помнишь. В школу-то мы ходили здесь.
(16.05)Ну в школу мы ходили, я знаю, что липы были там и липы были там. И школа там стояла и церковь. Вот это место, я знаю, что вот это место она стояла. Но как, где...
(16.15)Х: Ну так а школа ж тоже двухэтажная.
(16.18)Z: Да, нет, деревянная.
(16.20)Х: Она большая была дюже.
(16.22)У: Она длинная была. 4 класса было.
(16.25)Х: А мне думается наверху было.
(16.27)Ничего не было наверху. Тут только учили Мария Григорьевна и Мария Алексеевна начальные классы. Ты помнишь, когда нас гонял этот Теляков.
(16.45)Х: И была еще у Суреденковых девка какая-то, забыла. Девки большие уже учились тут, у них уже косы уже длинные были, в этой школе училися.
(16.53)Я девок не знаю, я знаю, как я сама училась. Тут много тогда училось.
(16.57)У: Да. И липы вот эти уже были.
(16.59)И липы эти уже были.
(17.01)У: Да, эти были липы.
(17.02)ДМ: Вы говорили, что в школу бегали через церковь. Это как было?
(17.04)Да, через церковь, бывало, бегали. Уже туда в школу бегали, мы там...
(17.09)У: Это наверное уже рушено было церковь.
(17.12)ДМ: А как вы входили в нее? Где вход-то был, когда бегали в школу?
(17.14)У: А там везде входы были.
(17.15)Z: Там стены были вывалены. С той стороны несколько дырок было и с этой стороны, насквозь бегали.
(17.20)У: Но дверь настоящая была туда. Это точно. И одна дверь была вот сюда. Там была большая дверь, потому что вот вверху оставалось это... верх, арка от больших тех дверей. А здесь была маленькая арка.
(17.39)ДМ: То есть где я стою, где начало колышка, была арка, да?
(17.43)У: Нет.
(17.44)ДМ: Нет?
(17.45)У: Нет. Это ж надо центр найти, а центра уже тогда (неразб). Это надо круг сначала найти церкви, где она была, потом уже вот по картинке смотреть.
(18.00)ДМ: Но колокольня была вот здесь, где я стою, нет?
(18.03)У: Трудно, нам сейчас трудно сказать.
(18.05)НИ: Должна быть по идее.
(18.07)У: По идее, да. По картинке, да, где-то здесь. Здесь вот церковь была, а здесь вот где-то должна была быть колокольня.
(18.16)ДМ: Понятно. И она была под углом к дороге?
(18.19)У: Была развернута. Это точно, совершенно точно, вот так.
(18.23)ДМ: То есть она была вот туда направлена?
(18.25)У: Вот так вот была, вот так направлена. А потом вот эти вот колонны стояли, но они уже все были разбитые.
(18.32)ДМ: Колонны стояли?
(18.34)У: Ну вот, на фотографии.
(18.36)ДМ: Так. А колонны где были?
(18.38)У: Ну, это с этой стороны уже были
(18.41)ДМ: С обоих сторон колонны были?
(18.42)У: Нет. Там была одна церковь.
(18.46)ДМ: А колонны были справа, да?
(18.48)У: А колонны, если стоять вот тут церковь, то справа.
(18.50)ДМ: Ага, понятно. То есть получается, что искать...
(18.55)У: Они были разбиты. Там одна колонна так висела фактически.
(19.01)ДМ: Ага.
(19.11)Z: К ихней ограде туда ворота были. Вот туда вот так вот ворота были.
(19.17)ДМ: То есть ворота были там, где крест сейчас, с этой стороны?
(19.19)Z: Да, где вот крест.
(19.21)У: Нет, туда не... Ну она представляет, что в эту сторону.
(19.25)Z: В эту сторону были ворота.
(19.28)У: А это самое ворота, может быть, и здесь были у арки, я не знаю.
(19.30)ДМ: А в каком месте примерно видели плиты? Район, в каком месте были плиты?
(19.35)У: Ну плиты вот в районе, где эта самая... могила, чуть дальше. Здесь много плит лежало, в моем воображении много, и мы прыгали.
(19.48)ДМ: Вы можете туда встать...
(19.49)У: Ну вот стоят это самое... были...
(19.51)НИ: Там же у них подвал какой-то был, да, в магазине? ничего не находили никогда? Или когда (неразб)? До войны был тут магазин?
(19.58)ДМ: А в церкви были подвалы? Подвала не было в церкви?
(20.02)НИ: Не знаю.
(20.03)Z: После ж войны, даже когда мы учились, тут магазина не было. Когда мы учились, магазина никакого тут не было.
(20.15)Z: Мы учились, а магазина не было.
(20.18)У: Ну, я дальше не пойду. Вот в общем в этом направлении. Там трава очень такая...
(20.26)ДМ: То есть там, где вы стоите, были плиты?
(20.29)У: Да, вот чуть-чуть подальше, немножко.
(20.33)ДМ: Так. А дальше была школа, да?
(20.36)Z: Нет, школа туда вон. Здесь ничего не было.
(20.40)ДМ: Понял. Сколько плит было там?
(20.43)У: Ну, я считать не умела тогда еще.
(20.46)ДМ: Понятно. В общем, там, где вы стоите и дальше, да?
(20.48)У: Чуть-чуть дальше.
(20.50)ДМ: Чуть дальше. Понял. Спасибо. Так. Похоже, алтарь там находился.
(21.00)НИ: Но алтарь должен быть на востоке.
(21.03)У: Вот Тамары могила этой... матери, вот за крестом за этим. Там даже плиту нашли.
(21.43)ДМ: Значит, вот когда вы были детьми, развалины церкви были на этом месте, где мы сейчас стоим, и они были во все стороны развалены, да?
(21.50)Z: Да.
(21.51)ДМ: То есть лежали кирпичи, а как это все выглядело?
(21.54)(хором) Почему? Мы ее еще видели. Она еще стояла. Почему? она еще стояла, когда мы были детьми.
(21.57)У: Церковь-то стояла разбитая, а глыбы валялись везде. И тут вот, и там, и там, до школы туда. Наташ, помнишь, тогда в ряд стояли липы, такие молоденькие еще были? И там тоже валялись эти кирпичи.
(22.26)Z: Ну Коля Сидорин сказал уже в шестидесятых годах, когда строили коровник шпагатку взорвали. Он Дунька говорила бульдозером...
(22.35)Х: Но опять вверх она не сама не полетела...
(22.38)Z: Шпагатку взорвали.
(22.40)Х: Взорвали верх, а еще ж стены стояли после взрыва. А стены уж после разбивалися, подрывали, что-то подкладали, взрывчатки какие-то...
(22.50)Z: Но Коля Сидорин  так только сказал, что шпагатку взорвали впоследки этой церкви. Когда ее взорвали, говорит, я не знаю, а впоследки уже взорвали шпагатку.
(23.01)Х: Это последки взорвали, а верх этот взрывали, кто взрывал, неизвестно.
(23.03)НИ: Я еще была маленькая, когда ее взрывали. Я помню, мне не разрешали смотреть, говорят, ты уходи отсюда. Когда взрывали. Я даже этот день помню...
(23.15)Х: Но при немцах церковь стояла высокая. При немцах стояла церковь.
(23.19)ДМ: А какой это был день, когда взрывали-то, какой это был год примерно?
(23.21)НИ: Какой это был год, трудно сказать.
(23.21)Z: Еще ж после немцев стояла, мы в школу ходили. Еще ж после немцев стояла, в школу ж мы ходили. Она стояла, и верх стоял, купол стоял, и цепка эта висела.
(23.31)У: И цепь висела, да.
Z: И эта сюда вот как-то маленькая ниже стояла, а вот туды вот повыше стояла.
(23.40)Х: Куда мы ни зайдем вот в лесе, в церковь всегда видна.
(23.42)У: Да, церковь всегда видна, да. она была очень высокая.
(23.47)ДМ: Маленькая – это колокольня, как я понимаю.
(23.49)Вот эта большая, вот к этой стороне стояла, вот эта вот. Вот эта вот сюда стояла. А эта вот сюда стояла. И вот в этой большой (показывает на фотографии) цепь висела. Мы бегали. В маленькой – нет, а вот в большой в церкви все. Вот она стояла к этой стороне. А этот вот пик стоял вот сюда к липам.
(24.09)ДМ: Понял. а взывали колокольню или большой храм, сам объем?
(24.13)НИ: Мне кажется, колокольню
(24.15)ДМ: Колокольню взорвали.
(24.16)НИ: ... вот эту высокую. Я не помню вот эту. Я чего-то помню эту только.
(24.20)Шпиль вот этот.
(24.22)НИ: Да. Я вот эту не знаю, когда взрывали. А вот эту помню.
(24.25)ДМ: То есть раньше взорвали большую.
(24.26)НИ: Наверное большую раньше. Не знаю точно, честно говоря.
(24.29)Z: Вот я говорю, мы учились бегали, даже бегали. Я говорю, забегим вот в эту большую, там рисунки красивые были, и эхо такое, как крикнешь, знаете, какие отголоски, и цепь эта висела. А в маленькую я чего-то не заходила, не помню, чтоб я заходила в маленькую. А вот в этой большой все время забегали мы. Туда уже школу перевели...
(24.55)ДМ: Понятно. Хорошо. А вдоль церкви дороги были какие-то каменные, дорожки там? не помните? А где ограда проходила, покажете примерно?
(25.05)Z: А я ограду не знаю. Я не видала.
(25.07)ДМ: Ну со стороны дороги-то ?
(25.08)У: Я помню только столбы вот с той стороны.
(25.11)ДМ: А с этой стороны дороги были?
(25.13)НИ: Ее уже разобрали потом после на всякие. Ограду разобрали прежде, чем церковь.
(25.20)ДМ: Прежде?
(25.21)У: Да раньше, конечно.
(25.24)Z: Ограда, говорят, что ограда была кирпичная.
(25.30)НИ: И эту ограду делали, я почему знаю, делали вот из этого дома...