среда, 19 сентября 2012 г.

Р008 - расшифровки видео 2008


(00.01)У: Моя бабушка говорила, что... она и называла ее как-то, я не помню, отдала... когда замуж выходила, ее мама отдала. А когда здесь она жила, то матери отдала. Вот две иконы, одну вот Шлепонов украл, другая... очень старинные, очень, очень.
(00.20)ДМ: Это иконы из церкви?
(00.23)У: Не, не может быть из церкви.
(00.25)ДМ: Да, а были вообще  иконы которые взяли из церкви и потом сохранили в селе.
(00.30)У: Ну это, может быть, есть у кого. Вы знаете, у меня, вот у меня сейчас вот здесь в деревне икона... как сказать, она как в коробочке и закрывалась даже на крючочек на такой. Это сейчас такие не делают. Это очень давнишняя.
(00.52)ДМ: Понятно. Ну хорошо, а что помните в рассказах о тех, кто разрушал конкретно этот храм. Кто эти люди были, местные, не местные. Кто-то участвовал в этом деле.
(01.02)София, У (хором): Этого я не знаю.
(01.06)ДМ: То есть и родители не рассказывали ничего?
(01.10)У: Может быть, и рассказывали, мы не обращали внимания.
(01.14)ДМ: Ну, вы знаете, я рассказов уже немало слышал о том, как это было. Поэтому были разные реакции. Кто-то выходил на коленях стоял, кто-то молился, кто-то мешал. Как ваши-то реагировали? Вот когда церковь разваливали, как люди...
(01.25)У: Мы никак не реагировали в то время, мы ничего не понимали.
(01.30)ДМ: Понятно. А родители-то что-то говорили? Верующими они были, не были? Как они относились...
(01.34)У: Ну, Богу они молились, но
(01.35)София: Верующими были родители, вот я как помню, ходили в город в Наюгору пешком. Как праздник какой, все ходили туда. И на Пасху, и на Рождество. Пешком ходили, это я помню. Я сама ходила с бабою. Я ходила с бабою сама в церкву. А чего тут было уж, а в церковь ходили, обращалися.
(01.38)НМ: В церковь ходили.
(01.50)У: Но с нами они как-то не делились особенно.
(01.58)НМ: На Пасху (неразб) ходили, пасху святить... Я и то ходила в Наюгору пасху святить и яички.
(02.00)София: На Крещение ходили, за водою за святою.
(02.11)У: Я говорю, хочу сказать, что действительно надо в музей вот рославльский обратиться, там наверняка источники какие-то есть. Раз плита лежит, значит собирали вот это все, необходимые материалы. Если книжечка вышла. Она маленьким тиражом вышла эта книжка...
(02.34)ДМ: Эта книжка... нету сведений о том, как эта церковь исчезла, понимаете, и нет сведений о том, где она находилась.
(02.40)София: Должно быть.
(02.41)У: Не может быть. В архивах где-то должно быть.
(02.45)ДМ: Уже обращался и в смоленский, и в рославльский – нет этих сведений.
(02.49)У: Нет, а в Рославле есть архив?
(02.52)ДМ: В том архиве нет этого. Я обращался.
(02.56)У: В Рославле нет архива?
(02.57)ДМ: Вот на эту тему там данных нет. Я поэтому вас спрашиваю, что остаются только ваши свидетельства, как единственных очевидцев, что там на самом деле было. В каком году это было? В 55-ом, 59-ом?
(03.10)У: Ну вот я говорю, вот я вчера смотрела, фотография была сделана в 1899 году церкви. Построена она была в тысячу семьсот каких-то девяностых годах, там написано на фотографии. Сделана фотография из этой книжечки вот православной церковью города Рославля и Рославльского уезда. И освящена она была в 1809 году. Вот до двадцать вось... до двадцать седьмого года, видимо, она работала. Правильно? Потому что Катю крестили. Получается, работала.
(03.50)София: Крестили, как она работала, может, уже много не работала. Но знаю, это матка говорила, что  Катю успели перекрестить, а меня уже нет, не успели. Уже не работала совсем церковь. Она уже и тогда не все там работала как-то...
(04.07)ДМ: Она была какого цвета, белого, да?
(04.10)НИ: Розового была, я в книге читала.
(04.13)ДМ: Как они помнят. Надо ж, что они помнят по этому поводу. Вы помните цвет церкви, какой он был?
(04.20)У: Вы знаете, она бело-розовая была. мы помним уже разрушенную, поэтому там вот определить этот цвет...
(04.27)ДМ: Вы ж говорите, стены стояли.
(04.28)НМ: Как-то вот внутрь, было, зайдешь, вот, вроде снаружи она как бело-нажелто она была. А внутрь как зайдешь, так вот розоватая она такая была, внутри. И вот я говорю на рисунких это были на потолках. Мы все кричали...
(04.43)У: Эхо, эхо кричали, да.
(04.46)ДМ: А что нарисовано было там, помните?
(04.47)НМ: Ангелы нарисованы были.
(04.50)ДМ: Ангелы. А какие-то еще фрески там на стенах были?
(04.55)НМ: Были, да, были все рисунки какие-то и вот розового цвета она внутри была. а с улицы она была как-то бело-нажелто была она.
(05.05)ДМ: Бело-нажелто. Там была штукатурка? То есть у внеш...
(05.10)У: Ну это трудно сказать, наверное, была штукатурка.
(05.12)София: Была она общекатурена. Не было, чтоб кирпичи там... не было.
(05.14)У: Кирпичи не видны были.
(05.16)НМ и Х: Да, гладкая, гладкая.
(05.19)ДМ: А какие-то колонны там были на ней...
(05.22)София: Это мы уже не помним.
(05.24)У: Колонны на фотографии есть.
(05.27)ДМ: На фотографии есть, а у вас-то в памяти есть они?
(05.28)У: Нет, этого при нас уже не было. Вот даже при Соне не было этих колонн. Не были.
(05.38)ДМ: Понятно. А решетки были на окнах церковных?
(05.41)НМ: А решетки тоже не помню.
(05.43)У: Они, решетки были. Решетки были, но, когда я помню, там где-то одна, две, может быть, висели просто. Они на таких толстых этих... прутьях висели. Но это одна, две, может быть и все. это все было... валялось.
(06.01)НМ: Вот только помню, вот в эту высокую как заходили мы...
(06.05)У: Там цепь еще висела.
(06.06)НМ: Да, это я и хотела сказать, и от потолка цепь висела. Вот это я тоже помню.
(06.10)У: Люстра, видимо была.
(06.10)ДМ: Люстра была, да? паникадило?
(06.12)НМ: Да, или что-то такое. Вот от потолка цепь висела, где большой этот... купол был. Не маленький, а вот большой.
(06.19)У: Да, да, большой. Круглое где вот это было, там висела цепь.
(06.23)НМ: Вот это вот я помню, когда мы детями были, заходили, вот эта цепка висела.
(06.28)София: Еще тогда она не вся разрушена была. разваливали ее постепенно. А когда уже всю ее разрушили, вот кто, когда, как это? Или когда немцы отходили, после немцев уже разрушено было.
(06.41)ДМ: После немцев?
(06.42)София: Да.
(06.43)У: После немцев точно разрушена была. Это уж точно, мы же после немцев ходили.
(06.48)НМ: Ну вот, Коля Сидорин говорил, что разрушал последюю это шпагатку разрушали, подарвывали (неразб).
(06.58)У: Мне Надя говорила, кто сказал, говорит, Гага, потом...
(07.03)София: Какой он Гага разрушатель был? Ну какие-нибудь ребятишки были.
(07.06)У: Нет, это уже вот, когда шпагатка
(07.07НИ: ...шпагатку разрушали вот там помогали.
(07.10)У: И Колька Хныч.
(07.12)НМ: И Колька Хныч и этот... Митька, Дуньки Колядиной на бульдозере работал. Бульдозером сдвигал.
(07.20)У: Это я не помню. Это мне Надя сказала. Мол, они умерли не своей смертью.
(07.25)НМ: Когда разрушили, то Митька раз... сдвигал это.
(07.30)У: Ну это я не знаю.
(07.30)София: Ему наряд давали, он ехал и разрушал.
(07.32)НМ: Как погрузчик, а погрузчик вози, увози.
(07.35)У: Но это они уже работали, как в колхозе работали. Тут уже... их заставляли, они делали. А потом была и необходимость в этих кирпичах, потому что негде было взять, кирпичей-то не было нигде. Деревни не было. Одни трубы...
(07.52)НМ: Так я вон вижу вон у Кунка по-моему кирпич этот там...
(08.00)У: Вот это я не знаю.
(08.02)НМ: У меня, например, не было, так что у нас не было.
(08.07)У: У нас дом стоял уже под крышей. Во время войны под крышей.
(08.12)НМ: Ну это ж ваша хата до войны еще (неразб).
(08.18)У: Эта хатка наша была маленькая. Низкая такая. Дом сруб стоял под крышей уже (неразб).
(08.26)НМ: Я помню, Мишка Скрябов ходил, колупал (неразб).
(08.30)У: Ну это уже после. Это уже когда было все разрушено, когда все валялось везде и всюду.
(08.38)ДМ: А дом Тютчева был напротив церкви, да? Усадьба Тютчева. Ну вот, синий дом.
(08.44)НМ: Да, да, по ту сторону туда.
(08.47)ДМ: Там тоже было кирпичное здание, да, какое-то?
(08.49)София: Ну говорили так, но его не помним. Говорили, что стояло кирпичное здание, большое.
(08.54)ДМ: То есть вы не помните, какие были там кирпичи...
(08.56)София: Этого не помню, не знаем, когда разрушилось это здание, этого мы...даже я не ничего не знаю. только по рассказам, что был вот тут дом вот такой.
(09.05)ДМ: И не видели...
(09.06)У: Вы знаете, на фотографии там есть большой дом.
(09.10)ДМ: Понятно.
(09.11)У: А из чего он сделан там, что, чего. Может быть, в книжке там что-то написано. Но эта книжка в Рославле. Вот когда Надя пойдет в Рославль. Она говорит: у меня здесь нету.
(09.21)ДМ: Понятно.
(09.22)У: Прочитать вот.
(09.24)ДМ: Понятно. Хорошо. Значит, вот в школу...
(09.27)У:  Но вы знаете, она так сказала: если вы обращались к Иванову, у Иванова должна быть эта книга.
(09.36)ДМ: Да я обращался к Иванову уже и в Рославльский музей. понятно. Значит, окончательно она исчезла вот когда? В шестидесятом году ее уже не было совсем? Было разровненное пространство, да? то есть в каком году уже все...
(09.52)У: Нет, это мы годы эти...
(09.54)НМ: Да еще (неразб) в шестидесятые годы не было...(неразб)
(10.05)У: Не знаю, я уже в 65-ом году уехала, и больше уже ничего не знаю.
(10.09)НМ: В шестидесятом ее уже не было, она развалена уже была.
(10.13)ДМ: А вы так место алтаря примерно помните церковного? Вообще в алтаре были, как-то заходили, нет?
(10.19)У: Я не знала, что это такое, чего там. Я помню, церковь стояла, мы там бегали...
(10.22)НМ: Откуда мы понимали?
(10.24)У: Мы не понимали. Нас никто не просвещал в этом плане, так что ничем не можем помочь в этом направлении.
(10.32)ДМ: Понятно. Ну хотя бы вот если смотреть прямо на крест с дороги... Вообще, церковь была перпендикулярна дороге? Вот здание церковное, как строилось? Колокольня, переход, большой зал, да? где был купол и висело паникадило...
(10.46)У: Ну я, я этого не помню, не знаю.
(10.49)ДМ: Ну как, не помню? Как входили в церковь, не помните?
(10.51)У: Ну мы ходили, когда вот этот купол был большой, а всего остального, я не помню.
(10.55)НМ: Отсюда вот с этой стороны. Не с того входу мы заходили, а вот как школа наша как стояла, туда... разрушены стены были, выемки.
(11.03)У: Вот, как школа и прямо туда бегали.
(11.07)ДМ: А сколько входов было в церковь? Сколько входов: один, два, три, сколько?
(11.11)НМ: А мы откуда знаем? Мы не помним...
(10.16)София: Двери входные были сюды, во как к нам на дорогу. А  дорога была близко, вот это я помню. Что вот дорога едет конная, тогда ж конная дорога только была, а прямо вход к церкви... ну небольшое расстояние было. И вход в церковь был, еще когда не было дюже разрушено.
(11.35):Ну, вспомни, баба водила тебя за ручку. Вспомни.
(11.38)София: Ну вспомни (неразб)
(11.40): Ну все равно ж ты ж помнишь вот это детское, как ты зашла, что ты там увидала?
(11.45)София: Ну вот как заходишь сразу, пройдешь, там как в какое-то узкое место было. Место прямо узкое было. Оттуда  зайдешь, уже там высокое, и куды-то дальше там были, заходили вверх. А что называлось там?
(11.59): А колонны, а колонны не помнишь, какие там были?
(12.00)София: Ничего не помню.
(12.03)ДМ: А крылечко было? Ступеньки были вверх или прямо...?
(12.06)София: Нет, вот как вот заходили, как-то крылечко было так небольшое оно, и вроде два ступеньчика только было.
(12.12)ДМ: Невысокое.
(12.13)София: Я не помню, чтоб было. Низкое было крыльцо. Низкое было. И сверху на крыльце не было ничего, навесу никакого. Может, там дальше. Заходили, там проход какой-то узкий был. А в церковь зайдешь, так место было просторное и... не могу я объяснить это.
(12.32): Не осталось ничего.
(12.33)София: Не осталось ничего. Я еще небольшая была с бабой ходила.
(12.39)ДМ: А в колокольне столько было высоты и в церкви в этой сколько было?
(12.43)У: Не знаю. Вот посмотрите по фотографии, можно определить, а так я не... нам было всего ничего. Метры, мы там и не понимали, что это такое.
(12.53)София: (неразб) Дашка или (неразб) рассказывала. Съезжались аж как праздник сюды наш, приход был тута в этой церкви нашей, и съезжались все деревни в округе, и Творожково, и Тупичино – все, сколько деревень в округе, съезжались. И как дорога эта узкая, это рассказывали так (неразб), и по дороге по этой не давали становиться продавать, что продавали... были  разные это... были такие палаточки и продавали вкусное все. Нам, говорит, дадут, мы ж еще ж маленькие были, Дашка и Гунька. Дадут нам, говорит, по 5 копеек, и мы придем, вот так с одной стороны идут рядом все стоят мещанки это продают вкусное. А в каком это году было тоже не могу сказать. так они тогда рассказывали, как они ходили.
(13.40)ДМ: То есть были такие ярмарки, да, вдоль дороги?
(13.42)София: Да. На дороге, как съезжаются с каждой деревни, кто там продавать привозили, какие мещанки назывались продавали, откуда я знаю.
(13.50): Потому что праздник наверное, все сходились в эту церковь?
(13.53)София: Все в церковь в праздник собирались...
(13.54): ...со всех деревушек, а у вас тут центр был?
(13.57)София: Да. а тут уже как приход был всей округи.
(14.01)ДМ: А часовни были около церкви?
(14.03)София: Но я не была тогда там, в то время не ходила туда.
(14.06)ДМ: Но при вас уже не было никаких часовен, ничего?
(14.08)София: Я уже была тогда там почти все разрушено было. Баба водила меня.
(14.12)У: Короче говоря, в 27-ом году она уже не работала.
(14.15)София: Она уже не работала, там еще все на месте стояло там. ее только закрывали. Никаких уже там служб уже не было.
(14.23)ДМ: Вот часто бывает так, что закрывают церковь, и люди разносят имущество там церковное по хатам...
(14.30)(Хором): Откуда мы знает, куда делось? Или кто куда дел, не знаем.
(14.32)ДМ: То есть никто не брал ничего?
(14.35)У: Бабушки б может наши и могли сказать, что-то такое, а так...
(14.40)ДМ: То есть все куда-то увезли, вывезли целиком, да, из села...
(14.43)У: Вот единственное что мне про колокол бабушка сказала, что он в (неразб). Больше я ничего не знаю. Может быть, она мне что-то говорила, я не помню уже.
(14.52)София: ... я знаю, что я маленькая была. там не было и службы какие-то, ходили старухи. Как праздник, ходили к церкви этой. Ходили туда.

(16.27)НМ: Гореленкова Наталья Макаровна, 38-го года, родом с деревни Новоселки.
(16.36)ДМ: И сейчас Козлова, да?
(16.39)НМ: Сейчас Козлова. По мужу Козлова.
(16.44)ДМ: И постоянно в деревне Гореново.
(16.46)НМ: Постоянно в деревне Гореново живу.
(16.47)ДМ: Вот, значит, мол, сразу, чтобы нам на Луку переключиться, про священника воспоминания, про то, что у нас священники были недостойные.
(17.00)НМ: Ну что я расскажу, как я сказала, мама моя не верила в церковь, потому что ее обидел когда-то священник, когда она молодая была. поэтому она не ходила в церковь и нас не приучала к этому.
(17.15)ДМ: Но это был не единичный  случай, были еще другие случаи?
(17.20)НМ: Ну я не знаю, были они единичные или не были, я только знаю про мать свою, что она мне рассказывала, и все. а больше я ничего про никого не знаю даже.
(17.28)ДМ: А папа как относился к церкви?
(17.31)НМ: А папа, я даже не знаю. Я его вообще не знаю. И не видала, и не знаю, и фотокарточки у нас его нет. Только знаю, что у отца было 4, их было 4 брата и одна сестра – и все, только знаю. И семью их не знаю. Больше ничего не знаю про это.
(17.50)ДМ: Понятно. Ну и вот тогда про Луку, как он...?
(17.56)НМ: Ну а Лука, Лука что ж, жил в Гореново, потом переселили в Новоселки их. И мать моя жила в Новоселках, и я там родилась. Например, вот наша хата, через 2 двора было это... был брат Митрофан, и там Лука наверное жил, наверное так и отец Федот наверное там же жил.
(18.17)ДМ: То есть Лука Гордеев он был вам...?
(18.20)НМ: Дядей.
(18.20)ДМ: Дядей.
(18.21)НМ: Да, родным дядей, мамкин брат.
(18.24)ДМ: Брат мамы. Маму звали ...?
(18.26)НМ: Пелагея.
(18.27)ДМ: Пелагея.
(18.29)НМ: Его Лука Федотьевич, а мать моя Пелагея Федотьевна.
(18.33)ДМ: И скажите историю, как его... вся эта история.
(18.36)НМ: Ну вот, когда он пришел с армии, его задумали отец женить. Он хотел брать эту... маткину Феньку. А дед был против (неразб) Марюшки. А Марюшкин отец был против того Андрея Демина, чтоб она не выходила, отдал за Луку ее, за Лучку за нашего.
(18.58)ДМ: Марюшка – это Мария...
(19.00)НМ: Да, ваша бабушка.
(19.01)ДМ: Белокурова.
(19.02)НМ: Да, ваша бабушка. Ну пожили, я не знаю, сколько они жили, чи год, чи два, но потом она ушла опять к Андрею. Потому что она его любила. Ну а дядька мой ходил, хотел, чтоб она вернулась домой. И вот его и убил этот Андрей.
(19.21)ДМ: То есть после неудачной попытки вернуть жену...
(19.28)НМ: Да, да, он его убил.
(19.30)ДМ: Его убил.
(19.31)НМ: Ему давали год тюрьмы. Тогда ж...
(19.36)ДМ: Вы вспоминали, что Лука был очень сильный человек.
(19.38)НМ: Да, Лука очень был сильный человек. Как моя матка, мамка мне говорила, что он вот  сейчас вот в теперешнее время вот штангу б подымал. Вот такой он был сильный человек. Он... я не знаю, его убили (неразб), потому что он ходил и не боялся никого. Потому что он был очень сильный. А вот его просто (неразб) ломом в висок убили. И то он три дня жил, только что язык отсекся, и он умер. (неразб). Его умертвила больница, врачи умертвили.
(20.09)ДМ: То есть врачи решили, что он не сможет жить
(20.11)НМ: Да. и будет сильно долго мучиться, потому что он был сильный человек.
(20.21)ДМ: И как после этого сложилась жизнь вот у героев рассказа?
(20.25)НМ: Ну, вот это почему бабушка ваша почему за Андрея потом не вышла замуж, этого я не знаю. Или опять же ж отец не позволил, я не знаю, но Андрей в тюрьме год. А потом когда, мать говорила, пришел из тюрьмы, то женился на какой-то псковской.
(20.42)ДМ: А его, вот Луки первая любовь?
(20.47)НМ: Я его, Андрея, не знаю, а брата его, Ваську Демина я знаю. Он жил вот там вот на горке. А брата знаю Демина. А Андрея Демина я не знаю.
(20.58)ДМ: И вот относительно захоронения Луки Гордеева, вот, кто вам, когда показал?
(21.04)НМ: Это мне мать показала.
(21.07)ДМ: Его похоронили вот так, если описывать...
(21.10)НМ: Вот я почему только не спросила, почему там его не захоронили, потому что там же ж и отец, и мать, и брат тамочко, все ж там на том кладбище. А почему его здесь одного захоронили, я того даже не дошло у меня в голову спросить. Я знаю, что она все ходила, побудет там, потом идет сюда. Я у нее спросила: мама, чего ты туда ходишь? Она: а тут брат, Лучка, лежит. Потом мы с нею ходили, она показала эту могилку. Мы ее приглядаем, могилку. Обкапываем, когда провалится, цветы посадила, обкашиваю хожу, крестик крашу, когда уже совсем никуда годен становится.
(21.50)ДМ: Это около церкви бывшей?
(21.52)НМ: Да, это около бывшей церкви.
(21.54)ДМ: То есть его похоронили, когда церковь еще стояла?
(21.57)НМ: Стояла.
(21.59)ДМ: Это удивительно, конечно. Какой это год был, вы так не помните?
(22.04)НМ: Не помню. Я год, как он погиб, этого я не помню. Только помню, когда мать говорила вот Дроздовой Соньки дядька женился. Козлов Прокоп женился, свадьба была. И на этой свадьбе его убили.
(22.20)ДМ: На свадьбе убили?
(22.21)НМ: Да. Свадьба была, в тот день, в день свадьбы его убили. А какой год был это, я не знаю.
(22.34)ДМ: Понятно. Но это было уже после революции?
(22.40)НМ: Ну, по-моему... я даже этого тоже не скажу, чи до революции, чи после революции, я не знаю. Но знаю, что до войны еще.
(22.49)ДМ: Понятно, что до войны.
(22.54)НМ: Вот надо у Соньки спросить, когда у Прокопа свадьба была. Если помнит она, дядька ее, дядька Козлов Прокоп.
(23.03)ДМ: Ясно, это надо спросить, конечно, чтобы это точно узнать дату смерти его, хотя бы такую дату, вот. А как относились потом, после этого вот родственники Луки к Винокуровым? Они как-то обиделись за это или нет, или как-то считали...
(23.21)НМ: Ну к Винокуровым обиды не было, а к Деминым же была. Тогда уж что ж (неразб). А к Винокуровым чего? Ну чего к Винокуровым? К Винокуровым тут нечего, они ж не убивали.
(23.37)ДМ: Ну, понятно.
(23.39)НМ: А тогда она говорила, что Марюшка куда-то уехала. Куда уехала, я это не знаю. как погиб Лука, так она уехала.
(23.51)ДМ: Уехала практически сразу после этого, да?
(23.54)НМ: Я не знаю, чи сразу, она говорила, уехала, а как она уехала, не знаю. Сразу или нет.
(24.00)ДМ: Понятно. А еще такой вопрос. Вокруг вас, вот тех кто жил, там, среди них были верующие? Вот вы говорите, там какая-то ведьма была? это ясно, что это неверующая.
(24.14)НМ: Я не знаю, кто она мне приходилася, чи ведьма была, чи не ведьма была, но у нее много очень было икон. Икон много было.
(24.27)ДМ: Икон много было. А была... А говорят, что она была ведьмой. Какий она ... но она никому вреда не делала. Никому нигде не сделала ничего.
(24.37)ДМ: Ясно, а такие вот люди, которые к церкви хорошо были расположены, вообще были такие? Вот среди вот жителей...
(24.44)НМ: Я таких не знаю, чтоб такие видимо (неразб)... Я этому и не верю. Я этому не верю. Я верю вот сглазу, спереговору – в это я верю. А чтоб вот где-то что-то сведьмовал кто-то, сколдовал – этому я не верю.
(25.02)ДМ: Но я-то не об этом. А вот такие люди, которые были преданы церкви, все-таки оставались преданными, хотя и...
(25.09)НМ: Ну этого я уж не знаю, были ли...Была у нас бабушка одна вон там, я ж говорила, преданная церкви. Она даже до самой смерти в Рославль ходила все молиться в церковь. Она одинокая, у ней никого нет. Племянник, вот живой этот племянник. она жила вон там, как каменный дом, там на горочке погребок стоял. Там домик ее стоял, хатка маленькая.
(25.29)ДМ: Это за вами еще туда?
(25.30)НМ: Нет, нет, вот туда, вот тут за нами по ту сторону.
(25.33)ДМ: По ту сторону.
(25.34)НМ: Вот, вот дом каменный, вот за тем садом тама на горочке стоял домик. Вот тут была бабушка божественная. Она все время в церковь ходила пешком, еще каждый праздник ходила в церковь. Но выпивать  выпивала.
(25.49)ДМ: Понятно.
(25.50)НМ: Выпивала. Бывало с церкви придет, бывало, если водка есть – водка, а нету так вот этого брала... вот лекарство на спирту и выпивала. Валерьянку, пустырник. Большую часть пустырником увлекалась, выпивала.
(26.07)ДМ: А куда ходили ваши, когда закрыли вот...
(26.10)НМ: Наюру гору ходили.
(26.11)ДМ: Наюру гору ходили.
(26.12)НМ: Да. Наюру гору ходили.
(26.14)ДМ: Это ж сколько километров отсюда?
(26.16)НМ: От Горенова 12 километров. Как большак старый был, 12 километров.
(26.21)ДМ: Он прямо приходил к этой церкви большак?
(26.25)НМ: Да.
(26.26)ДМ: К ней выходил, да?
(26.27)НМ: Да, да.
(26.28)ДМ: То есть это был первый храм, который, в общем, на пути?
(26.31)НМ: Да. первый храм на пути.
(26.36)ДМ: И из Новоселок тоже ходили туда?
(26.38)НМ: Ходили. Я сама ходила в Наюгору еще девчонкою, на Пасху крестить яички, в Пасху ходила. Меня всегда мамка посылала. Ходила. Пешком.
(26.49)ДМ: Мама не возражала?
(26.51)НМ: Нет, наоборот, она посылала. На Пасху же все ходят освящать пасху и яички.
(26.57)ДМ: Так это она получается, на этого обиделась попа, а так в принципе она...
(27.00)НМ: А так она в принципе, она в принципе, да. только она в Гореновскую, в Гореновскую церковь не ходила.
(27.08)ДМ: Понятно. И...
(27.10)НМ: Ну был у нас вот, знаете, как вот идешь вот 38-ой магазин, как-то по-моему туда дальше пройди, это вот как это... дом. Назывался он у нас Клопов колодец. Клопов колодец назывался.
(27.28)ДМ: Клопов колодец?
(27.29)НМ: Да. А тое он туда ниже под горку был, а здесь (неразб) был подвал Клопов. Подвал такой был, магазин называли. И вот в этом... тут около этого подвала какой-то дед жил. Лечил, скот лечил. Ходили. Я знаю, что у нас коровки завелися, мамка моя ходила все к нему. Но что-то она ходила, но все равно не лучше.
(28.00)ДМ: А где священники жили, вот, не сохранилось сведений никаких?
(28.03)НМ: Нет, этого я не знаю, где они жили (неразб) в нашей Гореновке, этого я не знаю. И кто был священником, я этого не знаю ничего. И мамка ничего не рассказывала про священников. Вообще она не хотела про эту церковь рассказывать, говорить ничего. Так она была обижена.
(28.23)ДМ: Это понятно. Просто бывает, что люди собираются молиться вместе там, когда нет священников, вместе собираются. Такого не...
(28.30)НМ: Она говорит, я была молодая, на Пасху вот первая зашла в церковь, и вот он ей так вот, что-то нехорошее сказал. Она ушла со слезами с церкви и больше в эту церковь не ходила.
(28.46)ДМ: Но сама-то хоть молилась без...
(28.49)НМ: Ну так, бывало, молилась, когда к этому ходила, к деду к этому ходила насчет коров, молилась. Но что-то, я говорю, дед тот не помогал. Все его хвалили, деда этого... я забыла, как его звали, деда. Обращалась она насчет коров. Ходила она водички брала у него. Но она не доносила воду до дому. Или убьется, бутылка разобьется, или сама разольется бутылка. Она не доносила воду от деда до дому.
(29.25)ДМ: Понятно. Понятно. Ну хорошо.
(29.32)НМ: Бывало, как только купит корову, она сейчас же заболеет и гибла. Вот она все ходила к этому деду.
(29.42)ДМ: Вообще, жили бедно, да?
(29.43)НМ: Жили мы бедно, очень бедно жили. Я ж говорю, а что мы после войны остались: мать одна, колхоз ничего ж тогда не давал, не платил, а нас было столько народу. А это надо... И все не работают, еще мал-мала меньше. И надо всех было накормить. Она ходила за овцами. Там у нас был скот овец колхозных. Она все время ходила за овцами.
(30.14)ДМ:  А вы из деревни почему ушли в город? (неразб) стали?
(30.18)НМ: А (неразб) во-первых, стали, а во-вторых, после войны нам же документов не давали. Никого же не пускали из колхоза молодых.
(30.24)ДМ: То есть и хотел бы...
(30.26)НМ: Я хотела после школы уйти тоже в Рославль, пошла поступать в училище медицинское, не поступила. Потом меня мать отдала в няньки. Я у одних няньчила детенка маленького, двухмесячного. Мне пообещали выходить паспорт. Но меня обманула, паспорт не выходили, я опять вернулась в колхоз.
(30.48)ДМ: Так и остались.
(30.49)НМ: А без паспорта никуда. Так я и осталась. Вышла, пришла, 2 года в колхозе наверное отработала, да и замуж вышла в Горенево, (неразб), на девятнадцатом году.
(31.02)ДМ: Это в каком году было-то?
(31.04)НМ: В 58-ом. Сама я с 38-го, а в 58-ом 2-го февраля у нас свадьба была.
(31.11)ДМ: Не венчались?

Комментариев нет:

Отправить комментарий